ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ АЛКОГОЛИЗМА

А. И. Минко, Б. В. Михайлов, Г. А. Мусиенко, А. А. Сердюк

* Публикуется по изданию:
Минко А. И. Михайлов Б. В. Мусиенко Г. А. Сердюк А. А. Психологические методы диагностики алкоголизма // Український медичний альманах. — 2000. — Т. 3, № 2 (додаток). — С. 96–100.

Вопрос скрининга расстройств, сваязанных с потреблением алкоголя, выявление лиц повышенного риска развития алкогольной зависимости остаётся собственно актуальным. При этом, в данном случае под скринингом понимается выявление состояний риска или повышенного риска возникновения алкогольной зависимости (АЗ) с помощью психологических тестов и других процедур, которые обеспечивают максимально быстрый ответ. Скрининговые тесты позволяют выявить лиц с вероятным наличием того или иного заболевания среди лиц, не предъявляющих каких-либо жалоб по поводу здоровья (Лисицын, Сидоров, 1990).

Исторически одной из самых первых попыток внедрить в наркологическую практику анкетную методику была J-карта, предложенная E. Jellinek (1960), которая достаточно чётко характеризовала отдельные стадии развития алкоголизма и особенности поведения больного.

Поиск поведенческих критериев, критериев изменения профессиональной деятельности характерен в основном для США. Отсюда — обилие психологических тестов. Национальным советом по алкоголизму предложен опросник CRIT (Criteria for the Diagnosis of Alcoholism) — обобщение ряда применяемых США тестов, в т. ч. ARQ (Alcoholism Risk Questionaire), включающий 16 разделов, касающихся психологических, поведенческих и социальных функций опрашиваемого, MAST (Michigan Alcoholism Screening Test) — 25 разделов, о влиянии алкоголя на межличностные отношения, работоспособность, здоровье и т. п. Работа над тестом отнимает 10–15 минут. Оценка проводится в баллах от 1 до 5, наивысший балл соответствует болезни (Amiel-Lebigre, 1988; Tulevski, 1989; Nociar, 1990), чувствительность теста достигает 91,5% (Cyr, Wartman, 1988).

Известны также BMAST (Brief Michigan Alcoholism Screening Test), MAC (MacAndrew Alcoholism Scale), IASI (Iowa Alcoholic Stage Index), включающие 5 разделов (работа, семья, финансы, взаимоотношения с полицией, здоровье) и позволяющие определять ранние, средние и поздние стадии алкоголизма (Hillemand, Moore et al. 1989). По мнению E. Harbutg et al. (1988) BMAST является полезным инструментом в выделении из общей популяции проблемных потребителей алкоголя, беспроблемных потребителей, а также моделей потребления алкоголя среди пьющих.

Известны также тест Мортимера–Филькинза; опросник эссенциально-реактивного алкоголизма; опросник Ландина, который состоит из вопросов, касающихся демографической информации, наследственности, диагностических шкал BMAST и дополнительных шкал, включающих симптоматику алкоголизма (Henzel, 1984); опросники ADS и SADD (Hillemand, Moore et al. 1989; Roberto, Masur, 1986; Allen, Fertig, Towle, 1994), тест употребления алкоголя (Richter, 1993); шкала для оценки влечения к алкоголю (Anton, Moak, 1992); опросник The significant-other behavior Questionnaire (SBQ) (Love et al. 1993); тест выявления нарушений при употреблении алкоголя и др.

В Западной Европе появился основанный на подобных же принципах MALT — Мюнхенский алкогольный тест. Эпидемиологическая группа итальянского алкоголического общества осуществила программу оценки Мюнхенского алкогольного теста, который вследствие быстроты исполнения может использоваться для скрининга населения (Marsili, Traverso, 1988; Gorenc, Feuerlein et al. 1985).

Кроме того, рекомендуется использовать опросник MALT для определения принадлежности к группе высокого риска по алкоголизму (Walburg, 1988; Bernitzki, 1987). По мнению G. B. Modonatti, A. M. Musso, G. Marsili (1988), схема Мюнхенского алкогольного теста позволяет с меньшими ограничениями формулировать диагноз алкоголизма, однако он не имеет преимуществ в отношении простоты исполнения по сравнению с другими тестами (Tulevski, 1989; Boni, Rossi et al. 1988). Этот тест подходит для скрининга населения на алкоголизм (Marsili, Traverso, 1988; Рихтер, Ройтер, 1987), но лишь 62,5% положительных диагнозов, установленных с помощью MALT, подтвердились при использовании DSM-III R (Garzotto, Bertasi, Masili, 1988).

В то же время, оказалось, что критерии DSM-III R злоупотребления алкоголем, высоко коррелирующие друг с другом, слабо коррелируют с характером пьянства по самоотчётам, с количеством и последствиями потребления алкоголя (Tarter, Ama Amesa, Moss, Edwards, 1987; Kruszylski, Miazgowska et al. 1988). Авторы ставят под сомнение специфичность и корректность ценности критериев DSM-III R для диагностики злоупотребления алкоголем.

Использование DSM-III R для диагностики алкоголизма у подростков обнаружило меньшую частоту диагноза алкоголизма, чем у взрослых (Filstead, Parrella, Conlin, 1989), что, по мнению авторов, обусловлено тем, что в руководстве DSM-III R для диагностики зависимости необходимо выявление роста толерантности или абстинентного синдрома.

L. Rossetto et al. (1988) при сравнении тестов MAST и MALT отобрали 9 клинических вопросов, составивших новый опросник, рекомендуемый для выявления алкоголизма в итальянских медицинских учреждениях. Диагностическая эффективность этого опросника, в который вошло 7 вопросов, заимствованных из MALT и два вопроса из MAST, составила, по данным авторов, более 80%. Некоторые психологические опросники, например, патохарактерологический диагностический опросник, шкала MacAndrew могут служить и для идентификации лиц из группы высокого риска алкоголизма (Личко, Лавкай, 1987; Knowles, Schroeder, 1990).

H. E. Ross, H. B. Glaser (1989) изменив оценочную систему теста GHO-60 существенно повысили его эффективность в отношении больных алкоголизмом, чувствительность теста в отношении наркологического контингента составила 69%, специфичность — 75%, вероятность положительной динамики — 77%, отрицательной — 66%, общий процент ошибок составил 29%.

Психологические опросники используются не только для диагностики, но и для выработки наиболее эффективной терапевтической тактики (Amiel-Lebigre, 1988). Так, C. P. Appel (1988) предложил новый опросник для оценки эффектов потребления алкоголя, содержащий 14 шкал общих с принятыми опросниками для диагностики алкоголизма. Результаты автор сравнил с существующими опросниками типа MAST, MMAST и CAGE. Оказалось, что новый опросник усиливает интерес больных к участию в лечении в большей степени, чем это делают другие опросники.

G. Richter, P. G. Klemm, M. Zahn (1990) выделили с помощью многофакторного анализа, включавшего 23 переменных, 9 показателей, в т. ч. 5 объективных и 4 субъективных, позволяющих за 10 минут провести диагностику как зависимости от алкоголя, так и злоупотребления ним.

Одним из наиболее распространённых методов является использование опросника MMPI и аналогичных, созданных на его основе (МАС). У больных алкоголизмом отмечается повышение параметров по шкалам: депрессия, истерия, психастения, паранойя, шизофрения, в т. ч. и при сравнении с аналогичными данными у больных токсикоманией (Amiel-Lebigre, 1988; MacAndrew, 1986).

Одной из модификаций MMPI является шкала SAP, представленная двумя типами опросников из 36 и 42 пунктов и позволяющая давать положительное определение алкоголизма в 85% случаев (MacAndrew, 1986).

Э. Е. Бехтелем (1986) были систематизированы исследования по идентификации злостного пьянства с помощью Миннесотского многопрофильного опросника (MMPI). В 50-х годах на его основе были разработаны 3 шкалы. Однако позже было выявлено, что эти шкалы в основном определяют дезадаптацию личности, а не выделяют больных алкоголизмом (Amiel-Lebigre, 1988; MacAndrew, 1986).

C. MacAndrew (1986) также, используя MMPI, создал новую шкалу для определения тяжести алкоголизма. Многократная проверка показала, что шкала выявляла только 60–85% больных алкоголизмом. В дальнейшем были предложены новые шкалы, в том числе и сокращённые, но их результативность не превышала 80%.

Злоупотребление спиртными напитками, как известно, приводит к различным медико-социальным последствиям. Поэтому были предложены шкалы, фиксирующие «симптомы наркомании», «симптоматическое пьянство», шкалы «зависимости», «озабоченности алкоголем» (Richter, 1993; Sawiska, Gaul, Matkowski, 1989; Winters, Stinehtied, Hanly, 1993; Moret, Pécond. Versin, 1993).

Среди представленных диагностических шкал наиболее убедительную проверку временем выдержала шкала МАС, созданная C. MacAndrew. Шкала МАС измеряет устойчивые черты личности и позволяет прогнозировать алкоголизм у 72% начавших злоупотреблять спиртными напитками. По мнению одних специалистов, шкала МАС одинаково эффективна для диагностики алкоголизма среди и мужчин, и женщин, и подростков, и стариков (Preng, Clopton, 1986). Другими авторами показано, что чувствительность метода низкая и зависит от возраста и пол обследуемых. Так, правильная диагностика достигала 90% случаев у больных алкоголизмом мужчин в возрастной группе 18–24 года и только 41% у женщин (Cernovsky, 1994; Davis, Colligan, Morse, Offord, 1987).

По данным D. M. Kagan (1987) наиболее полезны для идентификации больных алкоголизмом показатели когнитивных расстройств и социальной дезадаптации. Однако эти шкалы оказались существенно повышены и в группе компульсивных игроков, но курильщики и игроки имели лучшие показатели по шкале коммуникативности и их отличала большая социальная ориентация.

Наиболее распространённой в настоящее время анкетной методикой является MAST — Мичиганский алкогольный скрининг-тест. Названная методика в целом оправдала своё назначение в качестве инструмента предварительной экспресс-диагностики алкоголизма (Nyström, Parasälo, Salaspuro, 1993; Seppa, Pitkäjärvi, Sillanavkee, 1995), кроме того она может применяться в экспертных условиях. Несмотря на некоторое искажение результатов, больные алкоголизмом в своей массе оказываются не в состоянии полностью диссимулировать реакцию на пункты теста, вероятно в связи с изменением внутренней картины заболевания и нарушением познавательных процессов (Бобров, Шурыгин, 1985). К числу достоинств этого теста относят также простоту его проведения и обработки полученных данных. Однако этот метод пока ещё не может считаться вполне совершенным (Seppa, Pitkäjärvi, Sillanavkee, 1995).

А. Е. Бобровым и А. Н. Шурыгиным (1985) была проведена апробация адаптированного варианта Мичиганского алкогольного скрининг-теста (MAST) и изучена его структура. Применение алкогольного скрининг-теста в группах больных и здоровых лиц показало достаточную валидность теста.

В качестве примера более широкого подхода к разработке диагностической шкалы можно привести скринирующую методику для выявления алкоголизма (СМА), сконструированную В. И. Полтавцом (1985) на базе Мичиганского алкогольного скрининг-теста, Миннесотского многопрофильного личностного опросника, теста для непрямого скрининга алкоголизма, опросника для изучения тяжести алкогольной зависимости, Alcadd-теста. Хорошая валидность приведённой методики, её структурированность, слабая связь результатов с личностными особенностями испытуемых открывают широкие перспективы для практического использования.

Наряду с Мичиганским алкогольным скрининг-тестом довольно широкое распространение получил краткий Мичиганский тест для выявления алкоголизма (Crowley, 1984). Существует ещё одна анкета на основе Мичиганского теста (CAGE), нацеленная на выявление скрытого алкоголизма. Двух положительных ответов достаточно для установления вероятного диагноза алкоголизма. В процессе обследования больных, поступивших в психиатрическую клинику, с помощью CAGE было идентифицировано 95% больных алкоголизмом (Steinweg, Worth, 1993). Сопоставимые данные были получены при обследовании бразильского населения, при этом «чувствительность» составила 88%, а «специфичность» — 83% (Masur, 1986; Duarte da Costa et al. 1986; Melon, 1987).

Полагают (Ewing, 1984; Болотова, Минко, Тверетинов, Беловол, 1988; Cornel, Knibe, Zutphen, Drop, 1994; Bush, Shaw, Cleary et al. 1987), что применение вопросника CAGE позволяет диагностировать не только факт злоупотребления алкоголем, но и стадию алкоголизма. Некоторые исследователи оценивают диагностическую ценность теста CAGE даже при одном положительном ответе на 62% и считают его простым, чувствительным и специфичным скрининг-тестом для выявления злоупотребления алкоголем (Moret, Pécond. Versin, 1993; Bush, Shaw, Cleary et al. 1987). Диагностическая ценность лабораторных тестов (ГГТ, средний корпускулярный объём эритроцитов, трансаминазы печени) составляет 30–36%, а теста CAGE даже при одном положительном ответе — 62%. Авторы считают, что CAGE является простым, чувствительным и специфичным скрининг-тестом для выявления злоупотребления алкоголем. Главным достоинством теста является простота и доступность использования, однозначность получаемой информации и её оценки (Liskow, Campbell, Nickel, Powell, 1995; Чухрова, 1988).

Одну из модификаций CAGE представляет собой опросник о проведении злоупотребляющим алкоголем свободного времени — STAQ. Он использовался в Англии в системе первичной медицинской помощи. В этой анкете фокусирование на алкогольных проблемах пытаются скрыть путём опроса, посвящённого развлечениям (просмотр телевизионных передач, занятия спортом и др.), что повышает его чувствительность до 76,5%. Большую эффективность замаскированных скрининг-методик (типа STAQ) отмечает также Н. Н. Иванец (1988). По его данным такой подход позволяет выявить при кардиологическом обследовании 10% больных алкоголизмом, а при обследовании контингента травматологического пункта до 16% нуждающихся в наркологической помощи.

M. G. Cyr, S. A. Wartman (1988) рекомендуют включать в сбор информации при составлении любой истории болезни 2 скринирующих вопроса: «Имелись ли у вас когда-нибудь проблемы из-за выпивки?», обнаруживших чувствительность 70,2%, а при комбинировании с вопросом «Когда вы выпивали последний раз?» чувствительность достигла 91,5%.

Для диагностики алкоголизма используются также и психологические методики. Например, I. Cserue et al. (1983) использовали тест Wartegg, а А. Е. Личко и И. Ю. Лавкай (1987) для выявления контингента с высоким риском алкоголизации до совершеннолетия с успехом использовали патохарактерологический диагностический опросник; J. V. Musil (1985) — прогрессивные матрицы Равена.

При сравнении надёжности и валидности ряда опросников, направленных на выявление алкоголизма, H. D. Mischke, R. L. Venneri (1987) установили, что наилучшие результаты показал MAST, затем CAGE и опросник Мортимера–Филкинса. Однако совпадение тестовых оценок с оценками специалистов по алкоголизму было недостаточным. Возможные причины этого, по мнению авторов, в различии выборок и неоднородных критериях алкоголизма и алкогольных проблем у разных специалистов.

H. S. Neerken, H. N. Plomp (1987) считают существующие диагностические тесты недостаточно простыми для того, чтобы быть широко используемыми для скрининга алкоголизма в популяции.

В литературе имеются сведения о разработанных клинических опросниках для выявления признаков алкоголизма (К. К. Яхтин, В. Д. Менделевич, 1987). Опросник направлен на раскрытие возможной диссимуляции симптомов алкоголизма, а также определение достоверных начальных признаков алкоголизма и дифференциально-диагностических критериев для отграничения их от донозологических форм бытового пьянства.

А. В. Довгий, В. Н. Петров, М. Я. Водяницкая (1990) предложили анкету из 19 вопросов, каждый из которых содержит от 2 до 9 возможных ответов. Основными критериями для включения в группу риска являются данные об объёме потребления алкоголя за неделю. Достоверность анкеты для выявления группы риска и больных алкоголизмом достигает, по данным авторов, 96,3%.

Описано структурированное диагностическое интервью для определения алкоголизма, включающее 7 разделов: демографическая информация; история жизни с акцентом на антисоциальное поведение, что позволяет поставить диагноз антисоциальной личности; алкогольный анамнез; наркотический анамнез; семейная отягощённость психическими расстройствами, алкоголизмом и наркоманиями; психиатрический анамнез. Надёжность методики колебалась от 0,765 до 1,0. Надёжность оценивали в сравнении с общеупотребимым клиническим интервью SADS. Предлагаемая методика оказалась близкой к SADS и даже более чувствительной в случаях вторичного и осложнённого алкоголизма (Schukit, Irwin, Howard, Smith, 1988).

На основе кооперативного проекта ВОЗ с участием 6 стран разработан тест The Alcohol Use Disorders Identification Test (AUDIT) (Saunders, Aasland, Babor et al. 1993; Bohn, Babor, Kraurler, 1995), как инструмент для выявления лиц, употребляющих вредное для здоровья количество алкоголя. Он представляет собой опросник из 10 вопросов, касающихся употребления алкоголя, поведения, связанного с употреблением, а также связанных с этим проблем.

В то же время, есть отрицательные оценки скринирующих тестов. Так, например, L. W. Glaze, P. G. Coggan (1987), E. Heck (1995) сделали вывод о том, что использование CAGE в качестве одной из составляющих развёрнутого опросника о здоровье нецелесообразно, поскольку составляющие его вопросы не позволяют идентифицировать значительное число больных, злоупотребляющих алкоголем. В условиях терапевтической клиники этот скринирующий тест обнаружил как слабую чувствительность, так и низкую специфичность. Простые же вопросы, касающиеся количества и частоты употребления алкоголя оказались более эффективными и позволили идентифицировать среди больных 4% лиц, злоупотребляющих алкоголем. По данным американских учёных (Willenbring, Sonnier, Lynch, Bielinski, 1991) шкалу зависимости от алкоголя (ADS) нельзя считать достоверным методом диагностики зависимости от алкоголя.

В. Ю. Завьяловым (1988) разработана методика для диагностики мотивации употребления алкоголя. Включающая 45 вопросов объединённых в 9 мотивационных шкал, позволяющая косвенно судить о степени алкоголизации личности.

В. И. Полтавец (1991) (Днепропетровский медицинский институт) считает, что принятые в психиатрии схемы описания психического статуса не дают необходимой информации для построения плана лечения и реабилитации больных. Среди психологических концепций, позволяющих проводить эффективный анализ особенностей поведения больных наркогениями, одно из ведущих мест занимает концепция установки. Им предложены три основных варианта установки на лечение: отрицательная, формальная и положительная. Совместно с Н. А. Ерчковой им разработана и успешно применена на практике методика для диагностики установки на лечение токсикомании, содержащую 127 вопросов объединённых в 6 диагностических шкал (шкала лжи; осознание состояния здоровья; отношение к мерам воздействия со стороны руководства; отношение к спиртным напиткам; отношение к окружающим; отношение к самому себе).

Следует отметить, что среди психодиагностических методик, широкое распространение в клинике алкоголизма получили проэктивные методы — тест Люшера, ТАТ, тест Роршаха, методика незаконченных предложений, рисуночные методы и их различные модификации. Но, следует отметить, что не смотря на свою высокую информативность эти методы достаточно громоздки и трудоёмки, что практически исключает возможность группового исследования и оценки полученных результатов (Завьялов, 1988; Щетинський, Польшин, 1990; Казаков, 1991).

В определённой степени оценка употребления алкоголя больными алкоголизмом зависит от предоставленных вариантов ответов. K. Poikolainen, P. Karkkainen (1985) доказали заниженность суточного употребления алкоголя сильно пьющих людей, опрошенных по лёгкой форме опросника (варианты ответов, устанавливающие лёгкое, умеренное и среднее по частоте употребление алкоголя), влияние типа опросника на ранжирование субъектов по суточному употреблению алкоголя.

Увлечённость психологической диагностикой алкоголизма такова, что допускается самодиагностика болезни, о чём свидетельствует Self-Administrated Alcoholism Screening Test (Hurt, Briones, 1986). Однако европейские наркологи совершенно справедливо полагают, что психологические тесты избыточно трудоёмки, а результат их применения зависит от установки (аггравация–диссимуляция) опрашиваемого (Weinstein, Slaght, 1995).

Несомненно, что все эти подходы показали свою безусловную полезность, но ни один из них ещё не исчерпал свои возможности.

  1. Бехтель Э. Е. Донозологические формы злоупотребления алкоголем. — М. Медицина, 1986. — 272 с.
  2. Бобров А. Е. Шурыгин А. Н. Алкогольный скрининг-тест: его валидность и структура // Психологическая диагностика при нервно-психических и психосоматических заболеваниях. — Л. 1985. — С. 33–36.
  3. Болотова З. Н. Минко А. И. Тверетинов А. В. Беловол А. Н. Диагностика и лечение гемодинамических нарушений у больных хроническим алкоголизмом: Методические рекомендации. — Харьков, 1988. — 14 с.
  4. Довгий А. В. Петров В. Н. Водяницкая М. Я. Анкетный метод выявления лиц, относящихся к группе риска заболевания алкоголизмом и вероятных больных в условиях промышленного предприятия // Вопросы наркологии. — 1990. — № 1. — С. 44–48.
  5. Завьялов В. Ю. Психологические аспекты формирования алкогольной зависимости. — Новосибирск, 1988. — С. 164–183.
  6. Иванец Н. Н. Актуальные проблемы алкоголизма // Вопросы наркологии. — 1988. — № 1. — С. 3–7.
  7. Иванец Н. Н. Лукомская М. И. Диагностика ранних форм хронического алкоголизма // Актуальные вопросы наркологии. — Кишинёв, 1986. — С. 65–66.
  8. Казаков Л. Х. Характеристика информированности учащихся о наркотических и токсических веществах // Вопросы наркологии. — 1991. — № 3. — С. 25–28.
  9. Лисицын Ю. П. Сидоров П. И. Алкоголизм. Медико-социальные аспекты: Руководство для врачей. — М. Медицина, 1990. — 528 с.
  10. Личко А. Е. Лавкай И. Ю. Метод раннего выявления подростков и юношей с высоким риском алкоголизации в целях первичной профилактики алкоголизма // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1987. — Т. 87, вып. 2. — С. 247–249.
  11. Полтавец В. И. Новейшие достижения в области наркологии // Вопросы наркологии. — 1991. — № 2. — С. 45.
  12. Полтавец В. И. Анкетные методы скрининга алкоголизма. — Киев, 1985. — 21 с.
  13. Рихтер Г. Ройтер Ф. Диагностика алкоголизма с помощью анкетного метода определения количества употребляемого алкоголя и лабораторных данных // I Съезд психиатров соц. стран: Материалы. — М. 1987. — С. 487–490.
  14. Чухрова М. Г. Применение теста CAGE в предварительной диагностике злоупотребления алкоголем у рабочих экспедиционной вахты // Медико-биологические проблемы вахтовой организации труда. — С. 1988. — С. 79–84.
  15. Щетинський В. В. Польшин С. Н. Тест Люшера як показник преабстинентного варіанту алкогольної особи // 8-й з’їзд невропатологів, психіатрів та наркологів Української РСР: Тези доповідей. — Харків, 1990. — С. 230–231.
  16. Яхтин К. К. Менделевич В. Д. Клинический опросник для выявления ранних признаков алкоголизма // Казанский медицинский журнал. — 1987. — Т. 68, № 1. — С. 38–42.
  17. Allen S. B. Fertig J. B. Towle L. H. et al. Psychometric analyses of the alcohol dependence scale among united states and Russian clinical samples // International Journal of the Addictions. — 1994. — Vol. 29, № 1. — P.71–87.
  18. Amiel-Lebigre F. Echelles de depistage et de diagnostic de l’alcoolisme // Rev. alcool. — 1988. — 33, № 1. — P. 24–33.
  19. Anton R. Moak D. Further validation of a scale for alcohol craving: Abstr. Res. Society of Alcohol. Meet. (1992, June 13–18, San Diego, California) // Alcoholism, Clinical and Experimental Research. — 1992. — Vol. 16, № 2. — P. 418.
  20. Appel C. P. Motivating patients for tobacco: Prev. And Contr. // Alcohol, Drugs and Tobacco: Prev. and Contr. / Real. ADN Aspirat. Proc. 35-th Int. Congr. Alc. and Drug Depend. Oslo 31 July—Aug. Abstr. — 1988. — P. 22.
  21. Bernitzki H.-G. Alcoholismussfrü herkennung // Z. Ärztl. Fortbild. — 1987. — 81, № 15. — P. 777–778.
  22. Bohn M. J. Babor T. F. Kraurler H. R. The alcohol use disorders identification test (AUDIT): validation of a screening instrument for use in medical settings // Journal of Studies on Alcohol. — 1995. — № 4. — P. 423–432.
  23. Boni B. Rossi G. P. Chiarazzo A. Marsili G. Ferri M. Validazione del mait nella USL FR/8 del Lazio // Alc. et benessere: Opin. Confronto: 6 Congr. naz. Firenze 27–29 ott. Abstr. — 1988. — 2. — P. 24.
  24. Bush B. Shaw S. Cleary P. Delbanco T. L. Aronson M. D. Screening for alcohol abuse using the CAGE questionnaire // American Journal of Medicine. — 1987. — Vol. 82, № 2. — P. 231–235.
  25. Cernovsky Z. Z. MacAndrew alcoholism scale and repressio: detection of false // Psychol. Repts. — 1985. — Vol. 57, № 1. — P. 191–194.
  26. Cornel M. Knible R. A. Zutphen W. M. Van, Drop M. J. Problem drinking in a general practice population: the construction of an informal scale for severity of problem drinking // Journal of Studies on Alcohol. — 1994. — Vol. 55, № 4. — P. 466–470.
  27. Crowley T. J. Alcoholism identification, evaluation and early treatment // Western Journal of Medicine. — 1984. — Vol. 140, № 3. — P. 461–464.
  28. Cserne I. Gurdon K. Takách G. A WARTEGG-teszt hasznalata alkoholbetegek pszichodiagnosztikajaban // Alkohologia. — 1983. — 14, № 2. — P. 76–81.
  29. Cyr M. G. Wartman S. A. The effectiveness of routine screening questions in the detetection of alcoholism // JAMA. — 1988. — Vol. 259, № 1. — P.51–54.
  30. Davis L. J. Colligan R. C. Morse M. Offord K. P. Validity of the MacAndrew Scale in a general medical population // Journal of Studies on Alcohol — 1987. — Vol. 48, № 3. — P. 202–206.
  31. Duarte da Costa L. M. de Castro F. T. Givaldo Melquiades de Medeiros J. Prevalencia de enfermidade alcoólica detectada pelo questionário cage no hospital universitá rio da universidade federal da Paraiba // Cie nc. cult. saú de. — 1986. — 8, № 2. — P. 17–20.
  32. Ewing J. A. Detecting alcoholism. The CAGE Questionnaire // JAMA. — 1984. — Vol. 252, № 14. — P. 1905–1907.
  33. Filstead W. F. Parrella D. P. Conlin J. M. Alcohol use and dependency in youth: examining DSM-III diagnostic criteria // Drugs and Society. — 1989. — Vol. 3, № 1–2. — P. 145–170.
  34. Garzotto N. Bertasi A. Masili G. Validazione del MALT nella USL 9 del Trention Alto Adige // Alc. et benessere: Opin. Confronto: 6 Congr. naz. Firenze 27–29 ott. Abstr. — 1988. — 2. — P. 24.
  35. Glaze L. W. Coggan P. G. Efficacy of an alcoholism self-report questionnaire in a residency clinic // Journal of Family Practice. — 1987. — Vol. 25, № 1. — P. 60–64.
  36. Gorenc K. D. Feuerlein W. Nadelsticher A. Pacurucu S. Küfner H. Die Alkoholdiagnose mit dem Münchner Alkohollsmustest (MALT) In Ecuador: Vergleich mit den Ergebnissen der deutschen Studie // Suchtgefahren. — 1985. — 31, № 2. — P. 155–165.
  37. Harburg E. Gunn R. Gleiberman L. Roeper P. Difranceisco W. Caplan R. Using the short Michigan alcoholism screening test to study social drinkers: Tecumseh, Michigan // Journal of Studies on Alcohol. — 1988. — Vol. 49, № 6. — P. 522–531.
  38. Heck E. J. Williams M. D. Using CAGE to screen for drinking-related problems in college students // Journal of Studies on Alcohol. — 1995. — Vol. 56, № 3. — P. 282–286.
  39. Henzel H. A. Diagnosing alcoholism in patients with anorexia nervosa // American Journal of Drug and Alcohol Abuse. — 1984. — Vol. 10, № 3. — P. 461–466.
  40. Hillemand B. Moore N. Lhuintre J. P. Zarnitsky C. Libert C. Joly J. P. Les tests et échelles de dépistage de l’alcoolisation et de l’alcoolisme // Rev. alcool. — 1989. — 34, № 3. — P. 156–189.
  41. Hurt R. D. Briones E. B. // American Journal of Clinical Nutrition. — 1986. — Vol. 43. — P. 521–529.
  42. Jellinek E. M. The Disease Concept of Alcoholism. — New Haven: College and University Press, 1960.
  43. Jorge M. R. Masur J. Questionários padronizados para avaliaçâo do grau de severidade da Sindrome de dependencia do álcool // J. Bras. Psiquiat. — 1986. — 35, № 5. — P. 287–292.
  44. Kagan D. M. Addictive personality factors // Journal of Psychology. — 1987. — Vol. 121, № 6. — P. 533–538.
  45. Knowles E. E. Schroeder D. A. Concurrent validity of the MacAndrew alcoholism scale: mixed-group validation // Journal of Studies on Alcohol. — 1990. — Vol. 51, № 3. — P. 257–262.
  46. Kruszynski S. Miazgowska B. Drechsler M. Jarema M. Wdowiak J. Korwin-Piotrowska T. Fryze C. Love C. T. Longabaugh R. Clittord P. R. Bcattie M. Peaslee C. F. The significant-other behavior questionnaire (SBQ): an instrument for measuring the behavior of significant others towards a person’s drinking and abstinence // Addiction. — 1993. — Vol. 88, № 9. — P. 1267–1279.
  47. Liskow B. Campbell J. Nickel E. J. Powell B. J. Validity of the CAGE questionnaire in screening for alcohol dependence in a walk-in (frigae) clinic // Journal of Studies on Alcohol. — 1995. — Vol. 56, № 3. — P. 277–281.
  48. Love C. T. Longabaugh R. Clittord P. R. Bcattie M. Peaslee C. F. The significant-other behavior questionnaire (SBQ): an instrument for measuring the behavior of significant others toward a person’s drinking and abstinence // Addiction. — № 9. — P. 1267–1279.
  49. MacAndrew C. Toward the psychometric detection of substance misuse in young men: the SAP scale // Journal of Studies on Alcohol. — 1986. — Vol. 47, № 2. — P. 161–166.
  50. Marsili G. Traverso M. Validazione muticentrica di un test di screening della popolazione generale: metodologia // Alc. et benessere: Opin. confronto: 6 Congr. naz. Firenze, 27–29 ott. — Bologna, 1988. — P. 21.
  51. Masur J. Diagnóstico precoce do alcoolismo através de questionários padronizados e testes biológicos // J. Bras. Psiquiat. — 1986. — 35, № 6. — P. 329–332.
  52. Melon R. Étude comparative des différents moyens de diagnostic précoce de l’coolisme test C.A.G.E. grille de le Góet gamma GT // Rev. alcool. — 1987. — 32, № 4. — P. 248–260.
  53. Mischke H. D. Venneri R. L. Reliability and validify of the MAST, Mortimer-Filkins questionnaire and CAGE in DWI assessment // Journal of Studies on Alcohol. — 1987. — Vol. 48, № 5. — P. 492–501.
  54. Modonutti G. B. Musso A. M. Marsili G. Validazione del malt nella provincia di Udine // Alc. et benessere: Opin. confronto: 6 Congr. naz. — 1988. — P. 23.
  55. Moret V. Pécond A. Versin B. Dépistage d’un alcoolisme parmi les patients d’une policlinique medicale de Suisse romande // Schweir. med. Wochenshr. — 1993. — 123, № 38. — S. 1790–1795.
  56. Musil J. V. Index expektace u Pavenových PM v diagnostice alkoholikú // Cs. psychiat. — 1985. — 81, № 1. — P. 20–25.
  57. Neerken H. S. Plomp H. N. Screeningstests op alcoholisme — validieit en bruikbaarheid in extramurale settings // Tijdschr. alcohol, drugs en andere psychootrope stoffen. — 1987. — 13, № 6. — P. 203–215.
  58. Nociar A. Analýza skrýningových dotaznýkov vzhladom na odlisnosti v alkoholizme muzov a zien // Bratisl. Lek. Listy. — 1990. — 91, № 1. — P. 44–51.
  59. Nyström M. Paräsalo J. Salaspuro M. Trauma Score questionnnaires. Screening for heavy drinking and alcohol-related problems in young university students: the Cage, the Mm-Mast and the Trauma Score Questionnaires // Journal of Studies on Alcohol. — 1993. — Vol. 54, № 5. — P. 528–533.
  60. Poikolainen K. Karkkainen P. Nature of questionnaire options affects estimates of alcohol intake // Journal of Studies on Alcohol. — 1985. — Vol. 46, № 3. — P. 219–222.
  61. Preng K. Clopton J. R. The MacAndrew Scale: clinical application and theoretical issues // Journal of Studies on Alcohol. — 1986. — Vol. 47, № 3. — P. 228–236.
  62. Richter G. Ein 9-Item-Screening-test fur unterscheidung von normalkonsumenten, Alcoholmi Bbrauchern and abhängigen Trinkern (Abstract) // Sucht. — 1993. — 39, № 3. — P. 187.
  63. Richter G. Злоупотребление алкогольными напитками и его медицинские последствия // Pharmedicum. — Берлин, 1994. — № 3. — C. 18–20.
  64. Richter G. Klemm P. G. Zahn M. Beitrag zur Lösung des Dreigruppen-Trennproblems in der Alkoholismus-Diagnostik-Vorschlag für einen 9-Item-Screening-Test // Z. Klin. Med. — 1990. — 45, № 1. — P. 79–83.
  65. Ross H. E. Glaser F. B. Psychiatric screening of alcohol and drug patients: the validity of the GHQ-60 // American Journal of Drug and Alcohol Abuse. — 1989. — Vol. 15, № 4. — P. 429–442.
  66. Rossetto L. Pujatti P. Paccagnella D. Vettore G. Ferilli A. M. Fiore A. Regonati N. Zotti S. Questionario autocompilato e diagnosi di alcolismo in un reparto di medicina: confronto fra Malt e Mast // Alc. e benessere: Opin. confronto: 6 Congr. naz. Firenze 27–29 ott. — Bologna, 1988. — 1. — P. 85–88.
  67. Saunders J. B. Aasland O. G. Babor T. E. et. al. Development of the Alcohol use disorders identification test (AUDIT): WHO collaborative project on early detection of persons with harmful alcohol consumption II // Addiction. — 1993. — Vol. 88, № 6. — P. 791–804.
  68. Schuckit M. A. Irwin M. Howard T. Smith T. A structured diagnostic interview for identification of primary alcoholism: a preliminary evaluation // Journal of Studies on Alcohol. — 1988. — Vol. 49, № 1. — P. 93–99.
  69. Seppa K. Pitkäjärvi T. Sillanavkee P. Alcohol consumption profile by time in middle-aged men. — Abstr. ESBRA, 1995: 5 th Congr. Eur. Soc. Biomed. Red. Alcohol. (Stuttgart, 6–9 Sept. 1995) // Alcohol and Alcoholism. — 1995. — Vol. 30, № 4. — P. 545.
  70. Slawinska J. B. Gaul M. Matkowski M. Diagnostycznosc skal alkoholizmu MMPI w ocenie ryzyka uzalez nienia od alkoholu ws ró studentów // Psychiat. Pol. — 1989. — 23, № 3. — P. 194–199.
  71. Steinweg D. L. Worth H. Alcoholism: the keys to the CAGE // Medicine. — 1993. — Vol. 94, № 5. — P. 520–523.
  72. Tarter R. Ama A. M. Moss H. Edwards N. J. Thiel D. H. Van DSM-III criteria for alcohol abuse: associations with alcohol consumption behavior // Alcoholism. — 1987. — Vol. 11, № 6. — P. 541–543.
  73. Tulevski I. G. Michigan alcoholism screening test (MAST) — its possibilities and shortcomings as a screening device in a pre-selected non-clinical population // Drug and Alcohol Dependence. — 1989. — Vol. 24, № 3. — P. 255–260.
  74. Walburg J. A. The early detection and treatment of alcohol problems // Alcohol, Drugs and Tobacco: Prev. And Contr: Abstr. — 1988. — P. 454.
  75. Weinstein B. A. Slaght E. Early identification of alcoholism: a new diagnostic tool for clinicians // Alcoholism Treatment Quarterly. — 1995. — Vol. 12, № 4. — P. 117–125.
  76. Willenbring M. Sonnier E. Lynch J. Bielinski J. Diagnosis of alcohol dependence in medically ill heavy drinkers. Abstr. 22 nd Annual Med.-Scient. Conf. Amer. Society of Addiction Med. (1991, April 18–21, Boston, MASS) // Alcoholism, Clinical and Experimental Research. — 1991. — Vol. 15, № 1. — P. 153.

источник: http://www.psychiatry.ua/articles/paper011.htm

Автор: admin - Ноябрь 11th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ АЛКОГОЛИЗМА отключены -

Уважаемые пользователи!

Мы приносим свои извинения, но доступ к запрашиваемому ресурсу ограничен.

Возможные причины ограничения доступа:

  1. Доступ ограничен по решению суда или по иным основаниям, установленным законодательством Российской Федерации.
  • Указатель страницы и (или) доменное имя сайта, сетевой адрес включены в Единый Реестр доменных имен, указателей страниц сайтов сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

    Проверить наличие доменного имени и (или) указателя страницы сайта, сетевого адреса в Едином реестре можно в разделе «Просмотр реестра» на сайте http://eais.rkn.gov.ru/

  • Указатель страницы и (или) доменное имя, сетевой адрес включены в Реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространяемую с нарушением исключительных прав.

    Проверить наличие доменного имени и (или) указателя страницы сайта, сетевого адреса в Реестре можно в разделе «Просмотр реестра» на сайте http://nap.rkn.gov.ru/reestr/

  • Указатель страницы и (или) доменное имя, сетевой адрес включены в Реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка.

    Проверить наличие доменного имени и (или) указателя страницы сайта, сетевого адреса в Реестре можно в разделе «Просмотр реестра» на сайте http://398-fz.rkn.gov.ru/

  • Указатель страницы и (или) доменное имя включены в Реестр организаторов распространения информации в сети «Интернет» и сайтов (или) страниц сайтов в сети «Интернет», на которых размещается общедоступная информация и доступ к которым в течение суток составляет более трех тысяч пользователей сети «Интернет».

    Проверить наличие доменного имени и (или) указателя страницы сайта в Реестре можно в разделе «Просмотр реестра» на сайте http://97-fz.rkn.gov.ru/

  • источник: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1599508

    Автор: admin - Ноябрь 10th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи Уважаемые пользователи! отключены -

    Лечение алкоголизма в Москве

    Московский цент вот уже несколько лет проводит лечение алкоголизма на дому. Выполнение необходимых процедур в комфортной уютной обстановке – это залог скорейшего выздоровления. Если Вы или Ваш близкий страдает от алкоголизма, звоните нам – мы поможем найти выход!

    Наши преимущества

    Мы заботимся не только о здоровье, но о правах и комфорте своих пациентов, поэтому для нас всегда на первом месте:

    • Анонимность;
    • Безопасность;
    • Качество;
    • Надежность;
    • Информированность.

    Нарколог сообщит Вам о каждом этапе и приступит к лечению только после Вашего добровольного согласия.

    Лечение алкоголизма – Ваш шанс на новую жизнь!

    Устали бороться с пьянством, продолжительными запоями? Правильно выбранное лечение зависимости от алкоголя станет первым шагом к жизни, свободной от влияния спиртного. Вы и Ваши близкие заслуживают того, чтобы жить полноценной жизнью. Наша клиника лечения алкоголизма помогает мужчинам и женщинам, страдающим этим недугом, на всех стадиях заболевания.

    Женский алкоголизм

    Лечение женского алкоголизма имеет ряд особенностей, поэтому требует особого профессионального подхода. В отличие от мужчин, женщины проходят все этапы ускоренными темпами, быстрее спиваются. Ни в коем случае нельзя откладывать лечение женщины, больной алкоголизмом, Обращайтесь в нашу клинику, не дожидаясь наступления необратимых последствий!

    Алкоголизм у мужчин

    Неумолимая статистика утверждает: 59% мужчин ежегодно умирает от алкоголя. Это бич современной России. Бороться с ним сложно, но вполне реально. Наш медицинский центр ежедневно проводит лечение мужского алкоголизма. Мы гарантируем большой опыт, качественные препараты, анонимность и индивидуальный подход.

    Пьянство можно терпеть, с ним можно смириться, но разве о такой жизни Вы мечтали? Наша клиника кодирования от алкоголизма в Москве и лечения поможет Вам раз и навсегда избавиться от этой проблемы.

    Нам доверяют москвичи и гости города лечение алкоголизма

    Отзывы наших клиентов
    Иван С. Москва
    Я пил много лет. В результате потерял семью, друзей, перессорился с родными. Однажды чуть не умер от паленой водки и тогда понял, что дошел до ручки. С докторами этой клиники поддерживаю связь давно – боюсь сорваться, но пока эксцессов не было. Выполняю все рекомендации, уже не пью, нашел новую работу. Хочу вернуть семью. Большое спасибо за Вашу помощь.

    Кодирование и лечение алкоголизма являются основными направлениями нашей деятельности. Сотни благодарных пациентов – спасенные семьи и отношения. Если алкоголь разрушает Вашу жизнь, не терпите – звоните нам в любое время суток:

    Мы не стоим в стороне. Пришла беда? Московский центр лечения алкоголизма придёт на помощь — звоните!

    источник: http://xn—-8sbalhaateeufgcrfxb4n.xn--80adxhks/

    Автор: admin - Ноябрь 10th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи Лечение алкоголизма в Москве отключены -

    Алкоголизм

    Алкоголизм (синдром зависимости от алкоголя)

    Длительное систематическое употребление алкоголя рано или поздно ведет к алкогольной зависимости. поражению психики, нервной системы и внутренних органов.

    Под хроническим алкоголизмом в настоящее время понимают заболевание, характеризующееся патологическим влечением к спиртным напиткам, развитием болезненных состояний при прекращении употребления алкоголя, а в далеко зашедших случаях – стойкими расстройствами со стороны внутренних органов и нервной системы вплоть до психической деградации.

    Алкоголизм чрезвычайно распространенная патология во всем мире и в нашей стране. В США в 1990 году алкоголизмом страдало 10,5 млн. американцев, а 7,2 млн. злоупотребляли алкоголем, но еще не проявляли алкогольной зависимости. Точную цифру страдающих алкоголизмом определить очень сложно, потому, как алкоголик не особенно старается заниматься своим лечением. Для оценки алкогольной ситуации используют такие показатели как употребление алкоголя на душу населения, в среднем по стране это 15 литров в пересчете на абсолютный алкоголь. Другой показатель – число алкогольных психозов, в 1994 году: 113,5 на 100 тыс. населения. Мужчины страдают алкогольной зависимостью гораздо чаще. Соотношение женщин и мужчин 1. 6. Течение алкоголизма у женщин более неблагоприятное.

    К симптомам алкоголизма относят. первичное влечение к алкоголю, утрату контроля – неудержимое влечение после употребления определенной дозы алкоголя, увеличение переносимости алкоголя, изменение картины опьянения, истинные запои, абстинентно-похмельный синдром, нарушение памяти, нарушения личности.

    Первичное влечение

    Первичное влечение возникает лишь при наличии ситуации, дающей повод для выпивки (семейные события, праздники, производственные мероприятия, эпизоды личной жизни). Внешние проявления влечения: инициатива в подготовке к выпивке, оживленное обсуждение предстоящего застолья, устранение возможных препятствий, приятные воспоминания о прошедших выпивках, оживление, подъем настроения, при появлении препятствий раздражение, неудовлетворенность.

    Первичное влечение с борьбой мотивов. влечение возникает и вне определенной ситуации, осознается и переживается человеком. Мысль о выпивке занимает главенствующую роль, мешает работать, наблюдаются попытки избежать выпивки. Алкоголь употребляется без повода, часто в одиночку.

    Первичное влечение без борьбы мотивов. Как и в предыдущем случае влечение возникает часто спонтанно, но зависимость не осознается. Возникающие ситуации способны предотвратить эксцесс.

    При прогрессировании заболевания влечение приобретает характер неодолимости. Влечение настолько сильно, что приводит к немедленному употреблению алкоголя. Такое влечение сравнивают с голодом и жаждой.

    Влечение на фоне психических расстройств (тревога, депрессия. раздражительность) с целью облегчить свое состояние.

    Симптом потери контроля

    Его открытию мы обязаны Мортону Джелинеку в 1960 году. Он описал как его товарищ-алкоголик звонил ему по телефону из бара и сообщал, что «сорвался», не в состоянии остановиться и просит забрать его оттуда. Потеря контроля это не просто бесконтрольное пьянство. Это момент, когда какое-то количество алкоголя включает цепную реакцию и больной не в состоянии остановиться, напивается, даже испытывая отвращение к спиртному. Человек теряет меру, начинает пить с целью быть навеселе, но начав не в состоянии остановиться. Доза после которой больной срывается называют критической. При отсутствии спиртного состояние хмуро-капризной напряженности, желание уйти туда, где можно напиться, готовность преодолеть любые преграды. В народе говорят «недопил» или «сколько водки не бери, второй раз бежать». Многие алкоголики знают свою критическую дозу и стараются не доходить до нее. На этом принципе основано так называемое кодирование на дозу.

    Повышение переносимости (толерантности)

    Переносимость алкоголя определяется не тем количеством алкоголя, которое может выпить человек, а тем, которое приводит его в состояние заметного, отчетливого алкогольного опьянения. Так деградирующий алкоголик может выпить очень много, но хмелеет уже от одного-двух глотков. Это важный критерий, однако толерантность зависит от:

    • количества и качества закуски: натощак она ниже
    • у неалкоголика толерантность от тренировки может подняться, но после достаточно длительной трезвости снижается
    • от возраста: в зрелости выше чем в юности
    • от степени душевного напряжения, чем выше напряжение, тем выше и толерантность

    Высокая толерантность у алкоголика связана с обязательным желанием захмелеть, пренебрежительным отношением к слабоалкогольным напиткам. Для больного нужно сначала «поправиться», а уж «поправившись» захмелеть. В этом случае алкоголь поначалу улучшает функциональное состояние, придает силы и бодрость. Это уже переход на похмельно-абстинентный стиль жизни.

    Похмельно-абстинентный синдром

    Практически каждый употребляющий алкоголь человек пережил состояние похмелья. Это тягостное состояние отравления алкогольными шлаками после выпитой накануне большой дозы алкоголя. То, что наступает после хмельного состояния. Но если у неалкоголика развивается отравление, прежде всего, тошнота, жажда и слабость, то есть присутствует желание разбавить и нейтрализовать яд. Даже мысль об алкоголе неприятна. Но в жизни алкоголика наступает момент, когда плохое состояние, испытываемое после выпивки накануне удается снять повторным введением известной дозой алкоголя. Это состояние называют абстинентным. Абстиненция иначе воздержание – тягостное состояние, связанное с лишением чего-то привычного, в данном случае алкоголя, включенного в обмен веществ организма. На этапе формирования абстинентно-похмельного синдрома происходит преобразование отношений организма с алкоголем. Так если раньше организм защищался от алкоголя отторжением его, то теперь включает алкоголь в свои обменные процессы, с последующим алкогольным голодом по мере уменьшения в организме алкоголя. Отравление, конечно, тоже присутствует, но на первый план выходят совсем другие симптомы:

    Своеобразные расстройства настроения

    Больные повышенно пугливы, внутренне неуверенны, постоянно насторожены, склонны к реакциям страха и паники, преходящим идея отношения и преследования. Алкоголик напряжен, суетлив, порой мечется. Внешние проявления зачастую зависят от личностных особенностей. Он переживает чувство вины, раздражительность, злобность, придирчивость.

    Расстройство сна

    Алкоголик мучается поверхностным сном, с пугающими сновидениями. Он просыпается еще ночью или рано утром, когда уменьшилось количество алкоголя в организме и возник похмельный голод. Выпивает глоток из припрятанной бутылки и засыпает.

    Тремор

    Дрожание рук, языка. Наблюдается не всегда, но бывает настолько выражен, что больной даже не в состоянии напиться воды из чашки.

    Помимо указанных симптомов могут быть: заикание и даже судорожные припадки, галлюцинации, тахикардия, потливость, покраснение лица, спазм сосудов сердца, повышение артериального давления, головная боль, тяжесть в голове, отсутствие аппетита, тошнота, рвота, понос или запор, боль в животе.

    Истинные запои

    Запой – непрекращающееся пьянство в течении нескольких дней. У неалкоголиков псевдозапой, кончается с приездом жены из командировки или окончанием денег. У алкоголика в тяжелой абстиненции алкоголь смягчает состояние лишь на короткое время и больной вынужден выпивать снова и снова.

    Критерии истинного запоя


    • Выраженное похмелье не снимаемое «обычным» опохмелением
    • В запое алкоголик ни чего не ест, закусывает рукавом. Анекдот: – Сколько будем брать, две или три? – Бери две, вчера взяли три, одна осталась. – Дайте шесть бутылок водки и две конфеты.
    • Начало запоя связано с расстройством настроения, не важно есть на то причина или без видимой причины.
    • Заканчивается запой сам по себе, хотя вино еще есть. Больной не может больше пить, у него тяжелейшее отравление.

    Изменение картины опьянения

    Происходит сокращение периода эйфории в опьянении, появляются писихопатоподобные расстройства. Так если раньше в опьянении человек был весел, добродушен, то с развитием алкоголизма картина опьянения чаще меняется в агрессивную сторону. Пьяный алкоголик напряжен, зол, подозрителен, агрессивен, не спит, колобродит, лезет в драку, гоняет близких, хватается за нож, топор. Если и ранее опьянение было агрессивным, то это не имеет диагностического значения. Больной максимально демонстрирует свое личностное снижение, чего в трезвом виде еще нет. В опьянении звучит грубость, вульгарность, бестактность, цинизм не свойственные ранее.

    Формы употребления алкоголя


    • С преобладанием однодневных возлияний
    • По типу псевдозапоев
    • Постоянное пьянство на фоне высокой переносимости алкоголя
    • По типу «перемежающегося» пьянства
    • Истинные запои
    • Постоянное пьянство на фоне низкой переносимости алкоголя

    Нарушение памяти

    Алкогольная амнезия – выпадение памяти на время опьянения, начиная с какого-то момента может быть и у неалкоголиков. «Включился автопилот» в конце попойки.

    У алкоголика имеют место палимпсесты, когда события выпадают достаточно четкими фрагментами — ««рваный кинофильм».

    Нарушения личности

    Заострение личностных черт, снижение уровня личности, отрицание болезни, алкогольное оживление, алкогольный жаргон, алкогольная психопатизация и деградация.

    • Заострение личностных черт

    Алкоголик снижается личностно сообразно своим характерологическим особенностям

    • Снижение уровня личности

    Есть и универсальные изменения личности свойственные всем алкоголикам. это бедность скудность личности, низкий личностный уровень, снижение творческих способностей и нравственных ценностей. Алкоголик огрублен, благодушен, безразличен ко всему кроме алкоголя. Его эмоциональная вялость проникнута раздражительностью, нарастающей с желанием выпить. В этом похожесть всех алкоголиков. В основе этих изменений лежит выраженное поражение прежде всего лобных отделов головного мозга.

    • Отрицание болезни (алкогольная апсихогнозия)

    Неспособность алкоголиков в полной мере понимать, узнавать, видеть свое личностное алкогольное снижение, критически относится к своему пьянству и поведению. Мысли следуют на поводу у эмоций: верится в то, во что хочется верить и наоборот. Это настолько характерно, что если человек с болезненным пристрастием к алкоголю, серьезно обеспокоен по поводу своих алкогольных расстройств, то стоит подумать о другой патологии, скрывающейся за фасадом алкогольных расстройств.

    Часто очень помогает заподозрить алкогольные расстройства у трезвого, мрачного алкоголика. Так стоит только заговорить о ситуации выпивки, начать рассуждать о качестве спиртного, какая водка чище, как алкоголик оживляется, начинает ерзать, глаза блестят, может сглатывать слюну и голос более доброжелательный, хоть за минуту до этого был вял, тускл, угрюм и не хотел говорить.

    Характерные алкогольные ужимки, отработанные неустанным повторением жесты, телодвижения: щелочек пальцем под подбородком, изображение рукой стопки, изображение сколько нужно налить и тд.

    С углублением алкогольного процесса нарастает снижение уровня личности. Больной становится патологически тяжелым своим характером, поведением. Наблюдаются приступы злобы и раздражительности, взрывы агрессивности. Алкоголик истерически рвет на себе рубашку или делается плаксивым, навязчивым.

    Психопатизация незаметно перерастает в деградацию, где уже нет личности. Деградация включает в себя разрушение эмоционально-волевой сферы и слабоумие. Деградировавший алкоголик, как правило, апатичен, благодушен, беспечен, может взорваться, но в глубине безразличен ко всему, не способен серьезно переживать ни за близких ни за себя.

    Течение хронического алкоголизма.


    Стадии алкоголизма

    Как любой процесс алкоголизм имеет свое начало, расцвет и исход.

    Первая стадия алкоголизма – тяга к спиртному, начальные проявления похмельно-абстинентных расстройств (снижение контроля, рост толерантности), намечающееся снижение личности.

    Вторая стадия – выраженный похмельно-абстинентный синдром и алкогольные изменения личности, алкогольные психозы (белая горячка, алкогольный галлюциноз).

    Третья стадия – алкогольная деградация личности.

    Наша специализация: сертификация психологов-консультантов, подготовка бизнес-тренеров, дополнительное обучение, второе высшее образование и повышение квалификации по психологии и педагогике с выдачей диплома.

    Права на авторские материалы и переводы, опубликованные на сайте защищены «Законом об авторском праве и смежных правах РФ», принадлежат их законным владельцам и публикуются с их разрешения. tigel1@rambler.ru. При использовании материалов сайта ставьте прямую ссылку на источник.

    Warning. include(/home/u11741/centercep.ru/www/media/tish.php) [function.include ]: failed to open stream: No such file or directory in /home/u11741/centercep.ru/www/templates/ja_purity/index.php on line 265

    Warning. include() [function.include ]: Failed opening ‘/home/u11741/centercep.ru/www/media/tish.php’ for inclusion (include_path=’.:/usr/share/php:/usr/share/pear’) in /home/u11741/centercep.ru/www/templates/ja_purity/index.php on line 265

    источник: http://centercep.ru/stati/8-klinicheskaya-psihologiya-i-psihoterapiya/307-alkogolizm.html

    Автор: admin - Ноябрь 9th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи Алкоголизм отключены -

    Прокапать капельницу на дому

    Перед процедурой прокапывания

    Не следует относиться к вызову специалиста на дом легкомысленно. Во-первых, нужно удостовериться, что у него есть лицензия, дающая ему право оказывать медицинские услуги. Необходимо указать все болезни, которые имеются у больного, ведь они не могут являться противопоказанием к тому или иному препарату. Перед тем, как поставить капельницу, нарколог должен осмотреть больного.

    Процедура первичного осмотра включает в себя измерение давления, пульса, осмотр кожных покровов, прощупывание живота. Доктор должен принести с собой специальную сумку, где у него хранятся необходимые лекарства. Чтобы провести свои медицинские манипуляции, он должен иметь с собой штатив, на которую устанавливают саму капельницу.

    Что имеет капельница в своем составе

    Не имеет особого значения, какой препарат нарколог будет использовать как основной – глюкозу, гемодез или хлорид натрия. Все они хорошо очищают организм от остатков этанола и продуктов его распада. Нужно только, чтобы содержимое капельницы было не меньше четырехсот миллилитров. Если пациент страдает заболеваниями почек, не соглашайтесь на то, чтобы поставить ему сразу 800 мл раствора, так как это послужит очень большой нагрузкой на мочеполовую систему.

    После того как специалист выбрал раствор, он добавит туда тиамин, пиридоксин. Можно добавить также калий, магний. Сюда же безусловно добавляют какое-либо снотворное. Снотворное вводится для того, чтобы успокоить больного, поэтому нарколог подбирает такую дозировку, чтобы не возникла чрезмерная седативная реакция, которая могла бы привести к остановке дыхания.

    Врачи-наркологи обладают большим практическим опытом, и смогут подобрать индивидуальную дозу препарата. Этим не наделены другие специалисты, если даже они являются медработниками. Вот почем вызывать нужно узкого специалиста, у которого есть полная информация о том, как поступать при осложнении, которое может возникнуть у пациента или попросту как его избегнуть.

    В каком случае лучше вызвать нарколога

    Капельницу дома лучше ставить, когда у больного на лицо все признаки похмелья, когда у него началось отравление. Если же он находится в запое, то капельница поможет скорейшим образом избавиться от токсинов, но прервать само запойное состояние при помощи капельницы в домашних условиях не удастся. В этой ситуации больного лучше положить на лечение в наркологическую клинику, а прокапывание может послужить лишь оказанием первой помощи.

    Если человек пьян, то капельница может быть не очень результативной, так как её ставят, чтобы избавиться от признаков интоксикации, а не для того, чтобы очистить желудок от этанола. Когда человек пьян, то он ощущает себя умиротворенным, и может даже воспротивиться тому, чтобы его выводили из подобного состояния.

    Врачебную помощь лучше вызывать тогда, когда у выпившего накануне уже начали проявляться признаки похмельного синдрома. В подобной ситуации у него ухудшается самочувствие, и он согласится на всё, только бы избавиться от этих мучений. Он становится пассивным, его начинают терзать мысли о том, что он виноват, и теперь он вряд ли откажется от врачебной помощи.

    Как купировать абстинентный синдром на дому

    Чтобы избавиться от алкогольного абстинентного синдрома нужно подойти к этому более ответственно, чем к снятию похмелья, особенно если похмелье возникло из-за того, что человек нечаянно перебрал.

    В таком случае обязательно должен присутствовать врач-нарколог или токсиколог. Чтобы купировать абстинентный синдром в домашних условиях, доктору необходимо знать:

    • страдает ли больной хроническими заболеваниями;
    • бывает ли у него аллергическая реакция;
    • как долго он находится в запое;
    • есть ли у него какие-либо патологии;
    • в каком состоянии находится его психика;
    • есть ли у него психическое заболевание;
    • получал ли он травму головного мозга.

    Перед тем, как проводить терапевтические мероприятия, пациента подвергают тщательному обследованию. После этого оценивают всю полученную информацию, и только после этого подбирают медикаменты, необходимые для внутривенного введения. Все это делается лишь с той целью, чтобы предотвратить возможные осложнения.

    Препараты, которые назначают при алкогольном абстинентном синдроме

    Как мы уже сказали, абстинентный синдром является более серьезным состоянием, чем обычное похмелье. Если у больного наблюдается абстинентный синдром, то в таком случае прокапать капельницу на дому можно только в качестве оказания первой помощи. Дальнейшим лечением должен заняться врач-нарколог в условиях стационара. Перед этим необходимо сдать анализы, чтобы врач оценил степень тяжести состояния больного и начать нужную терапию.

    В качестве медикаментов, нарколог может назначить прием транквилизаторов, b-адреноблокаторов, препаратов, содержащих кальций и магний, противосудорожных препаратов. Необходимо учитывать все имеющиеся к ним противопоказания. Исходя из того, в каком состоянии находится пациент, врач назначит нужную дозировку. Вот почему нельзя заниматься самолечением. Лучше, чтобы лечением занялся не просто врач, а именно нарколог. Придерживаясь всех этих рекомендаций можно избежать возможные осложнения.

    Врач-нарколог подберет нужную дозировку и укажет, как долго нужно употреблять тот или иной препарат, чтобы вылечить абстинентный синдром в домашних условиях.

    источник: http://www.ultra-med.ru/stati-o-kapelnitsah-na-domu/prokapat-kapelnitsu-na-domu-/

    Автор: admin - Ноябрь 9th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи Прокапать капельницу на дому отключены -

    Обвиненная в алкоголизме жена Пороховщикова подает на развод


    Жена исчезнувшего накануне актера Александра Пороховщикова решила подать в суд на своего супруга, который рассказал о ее пристрастии к шампанскому.

    Новость об исчезновении популярного актера Александра Пороховщикова взорвала Интернет, но вскоре выяснилось, что артист попросту отдыхал на даче, в том числе от жены.

    После скандала супруга Пороховщикова решила подать на развод. «Очень переживаю за другое: пусть это будет все что угодно — наш разрыв, уход от меня, но только не самое страшное. Опасаюсь за здоровье Саши. Ведь недавно он перенес гипогликемическую кому, лежал в реанимации. Сейчас ему необходимо принимать жизненно важные лекарства, а он их оставил дома», — говорила она, когда ее муж внезапно исчез. Между тем сам виновник истерики находился на даче под Москвой и пил кофе, когда к нему заявился начальник криминальной полиции.

    Сам Александр Пороховщиков объяснил свою «пропажу» банальной обидой на жену. Выяснилось, что к ним в гости приехала подруга жены: «Выпили сначала бутылку шампанского. Потом смотрю — уже третья стоит. Ну, я сделал замечание. А ей все равно. Я обиделся и больше не хочу с ней разговаривать».

    История получила неожиданное продолжение, пишут Дни.ру. Ирина Пороховщикова заявила, что в четверг отнесет в ЗАГС заявление на развод. «Муж до сих пор не появлялся дома. Я приняла решение, что подаю на развод. Развод в нашей семье неизбежен. Не хочу комментировать эту ситуацию, извините…», — сказала обиженная женщина. Узнав об этом, артист забеспокоился и обещал приехать домой. Однако, что было потом — пока не известно.

    Опубликовано в категории: Шоу-бизнес и культура. Просмотров: 884

    Новости на эту тему:

    Жена Пороховщикова рассказала о его исчезновении
    Ирина Пороховщикова не находит себе места, ее муж известный актер Александр Пороховщиков уже три дня не приходит домой.

    Супруга актера Александра Пороховщикова подает на развод
    На днях в Сети появилось тревожное известие о том, что пропал без вести актер Александр Пороховщиков.

    Пороховщиков объяснил свою пропажу — обиделся на выпившую жену
    Народный артист РФ Александр Пороховщиков, без вести пропавший несколько дней назад в Москве и нашедшийся на собственной даче, объяснил собственное исчезновение. Со слов актера выходит, что во всем виновата его молодая жена: она слишком увлекается спиртным, и.

    Жена Пороховщикова Ирина умерла. Самоубийство
    Ирина Пороховщикова, супруга народного артиста Росси Александра Шалвовича Пороховщикова, покончила с собой в своем особняке в центре Москвы после того, как узнала о том, что состояние ее мужа, который лежит сейчас в больнице, значительно ухудшилось.

    Жена Пороховщикова хочет отсудить у мужа половину имущества
    Не подействовали на Ирину Пороховщикову извинения супруга. Женщина наняла адвоката и всерьез настроена на раздел имущества.

    Александр Пороховщиков нашелся на собственной даче
    В полицию Одинцовского района Московской области поступило сообщение о том, что известного актера и режиссера Александра Пороховщикова, которого жена объявила пропавшим без вести накануне, видели живым и невредимым, сообщает портал Lifenews.

    источник: http://wlna.info/show-biznes/27182-obvinennaya-v-alkogolizme-zhena-porohovschikova-podaet-na-razvod.html

    Автор: admin - Ноябрь 8th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи Обвиненная в алкоголизме жена Пороховщикова подает на развод отключены -

    Психологическая защита больных алкоголизмом

    • Введение
    • 1. Личностная сфера больных алкоголизмом
      • 1.1. Понятие, сущность, клинические стадии алкоголизма
      • 1.2. Психоаналитические теории алкоголизации
      • 1.3. Типы личности больных алкоголизмом
      • 1.4. Алкогольная деградация личности
    • 2. Психологическая защита больных алкоголизмом
      • 2.1. Отношение к болезни при алкоголизме
      • 2.2. Механизмы психологической защиты
      • 2.3. Алкогольная анозогнозия
    • Заключение
    • Список литературы
    • Приложение

    Введение


    Проблема лечения алкогольнозависимых личностей в настоящее время стоит как никогда остро. С одной стороны, бюджетные средства, отпускаемые на разрешение этой проблемы, уменьшаются. С другой стороны, имеет место малая эффективность лечения, несмотря на его дороговизну и большое количество жалоб со стороны больных и их родственников. Одной из причин вышесказанного является то, что врачам удаётся создавать лишь недолговременные ремиссии заболевания и снимать физическую зависимость от алкоголя, а уменьшить и ликвидировать психологическую зависимость практически не удаётся. Неуклонное нарастание тяжести степени алкоголизма и количества вовлеченных в круг этой химической зависимости, а так же то, что алкоголизм сегодня заметно помолодел, порождает проблемную ситуацию

    В практической деятельности психологов, психиатров и психотерапевтов все чаще приходится сталкиваться с проблемой зависимого поведения, зависимости. Именно данная разновидность девиантного поведения оказывается наиболее сложной для психологической коррекции, психотерапии и психофармакотерапии. Задача психологической реабилитации больных алкоголизмом может быть сформулирована как выявление и актуализация таких мотивов ремиссионной деятельности, которые, обеспечивая должную преемственность со сложившимися в ходе всей прежней жизни пациента смысловыми установками, приводили бы к появлению новых смысловых установок, уже не являющихся типичными для алкогольной личности и тем самым исключали бы возможность актуализации алкоголя в качестве адекватного потребностной сфере мотива.


    В настоящее время имеет место сравнительно небольшое число психологических работ, посвященных исследованию установок, мотивов, ценностей алкогольнозависимых личностей. Согласно данным литературы, чаще всего становятся зависимыми от алкоголя личности с измененной мотивационной системой. Эти изменения характеризуются особым личностным изменением. Здесь речь идет об особом неспецифическом поражении глубинных структур мотивационной системы, а именно о нарушении функционирования глубинных, личностных мотивов. Это расстройство можно условно обозначить «исходным недостатком мотивационной системы в преморбиде больного алкоголизмом». В дальнейшем в процессе развития зависимости от алкоголя происходит структурная и содержательная перестройка мотивационной системы. Мотив изменения сознания с помощью алкоголя становится потребностью и встраивается в глубинный уровень мотивационной системы. Можно говорить о своеобразном процессуальном развитии исходного личностного изменения. Это обусловило актуальность выбранной темы работы.


    Целью курсовой работы является исследование механизмов психологической защиты больных алкоголизмом. Для достижения поставленной цели необходимо решить задачи:


    — рассмотреть понятие, сущность, клинические стадии алкоголизма;


    — ознакомиться с психоаналитическими теориями алкоголизации;


    — изучить типы личности больных алкоголизмом;


    — выявить признаки алкогольной деградации личности;


    — исследовать отношение к болезни при алкоголизме;


    — рассмотреть механизмы психологической защиты.


    Курсовая работа состоит из двух основных глав, введения, заключения, списка литературы и приложений с используемыми методиками исследования.


    В работе использованы книги, монографии, учебники и учебные пособия, статьи и публикации в специализированных журналах отечественных и зарубежных авторов по исследуемой теме.


    1. Личностная сфера больных алкоголизмом


    1.1.Понятие, сущность, клинические стадии алкоголизма


    Алкоголизм как социальное зло проявляется неумеренным употреблением спиртных напитков (пьянство), нарушением моральных и правовых норм поведения, социальными эксцессами, снижением производительности труда. С точки зрения медицинской — это заболевание, относящееся к широкой группе наркомании.

    Классическое определение хронического алкоголизма как совокупности последствий хронической интоксикации было дано в середине 19 века в классическом труде М. Гусса «Хронический алкоголизм, или хроническая алкогольная болезнь». Автор рассматривал это заболевание как вызванное злоупотреблением спиртными напитками и выражающееся соответствующими изменениями в нервной системе. Эго определение долго господствовало на страницах учебников и руководств по психиатрии и на протяжении полувека не подвергалось каким-либо существенным изменениям.


    Многие исследователи при рассмотрении хронического алкоголизма обращают внимание на его социальный аспект.


    Так, M.Leuler (1955) относил к хроническим алкоголикам тех людей, которые, употребляя спиртные напитки, причиняют себе вред в соматическом, психическом и социальном отношении. Н.В.Канторович (1954) считал хроническими алкоголиками тех, у кого в результате систематического или спорадического злоупотребления спиртными напитками развилось влечение к алкоголю, произошло нарушение трудоспособности, семейных отношений, физического или психического здоровья. W.Mayer-Gross, Е. Slater, M.Roth (1954) пишут, что хронический алкоголизм — привычка к поглощению алкогольных напитков в таких количествах и с такой частотой, которые приводят к потере эффективности в работе, конфликтам в семейной и общественной жизни или к расстройству физического и психического здоровья.


    Рассмотрим и другие наиболее известные определения алкоголизма.


    Дейчман Э.И. (1956) — алкоголизм (в узко-медицинском смысле) — заболевание, наступающее в результате частого неумеренного употребления спиртных напитков и болезненного пристрастия к ним.


    Лукомский И.И. — Алкоголизм (хронический) — заболевание, вызываемое систематическим употреблением алкогольных напитков, характеризующееся влечением к ним, приводящее к психическим и физическим расстройствам и нарушающее социальные отношения лица, страдающего этим заболеванием.


    Энтин Г.М. — алкоголизм — заболевание, вызванное систематическим употреблением алкогольных напитков и обусловленное воздействием алкоголя как наркотического вещества.


    Портнов А.А. Пятницкая И.Н. — хронический алкоголизм — заболевание, характеризующееся симптомом наркотической зависимости, в течение которого наступают специфические соматические расстройства и возникают социальные конфликты.


    Стрельчук И.В. — хронический алкоголизм — болезнь, при которой возникает болезненное влечение с одновременной потерей чувства меры, контроля приема спиртных напитков, когда у больных, вследствие длительного злоупотребления ими, появляются психические и соматические расстройства различной интенсивности, вначале обратимые, но постепенно переходящие в необратимые (органические).


    Морозов Г.В. Иванец Н.Н. — алкоголизм — прогредиентное заболевание, определяющееся патологическим влечением к спиртным напиткам (психическая и физическая зависимость ), развитием дисфункционального состояния, абстинентного синдрома при прекращении употребления алкоголя, а в далеко зашедших ситуациях — стойкими соматоневрологическими расстройствами и психической деградацией.


    В современной патопсихологии алкоголизм определяется как экзогенное психическое заболевание (токсикомания), которое при постоянном или рецидивирующем течении приводит к формированию прогредиентного органического психосиндрома и алкогольной деградации личности. Это заболевание характеризуется наличием синдрома зависимости (абстинентного синдрома), изменением толерантности к алкоголю, появлением соматических и психических нарушений, социальной деградации личности.


    В течении хронического алкоголизма различают три стадии.


    I — начальная (в клинике — неврастеническая) стадия характеризуется психической зависимостью от алкоголя, нарастанием толерантности к спиртному, утратой защитного рвотного рефлекса, появлением опьянений с частичной амнезией, проявляющейся в частичном запамятовании отдельных событий и своего поведения в состоянии опьянения. В этой стадии совершается переход от эпизодического пьянства к систематическому;


    II — развернутая стадия (в клинике — наркоманическая) отличается возникновением физической зависимости с компульсивным, неудержимым влечением к алкоголю. Толерантность к алкоголю достигает максимума. Формируется абстинентный (похмельный) синдром. В этой стадии наблюдаются потеря количественного и ситуационного контроля, псевдозапои, социальные затруднения, неврологические и соматические расстройства, выраженные нарушения сна. В этой стадии могут быть и алкогольные психозы.


    III — конечная (в клинике — энцефалопатическая) стадия, которая характеризуется снижением толерантности к алкоголю и преобладанием физической зависимости от него по сравнению с психической. Наибольшей выраженности достигают психические проявления абстинентного синдрома с деградацией личности по алкогольному типу. Часто наблюдаются запои, алкогольные психозы. Наиболее частым алкогольным психозом является алкогольный делирий (белая горячка), который возникает обычно на фоне абстиненции вечером или ночью и сопровождается дезориентировкой во времени и пространстве, яркими образными зрительными галлюцинациями (змеи, мыши, черти и др.), психомоторным возбуждением, чувством страха, вегетативными проявлениями (потливость) и выраженным тремором рук.


    1.2.Психоаналитические теории алкоголизации


    С точки зрения психоаналитического направления влечение к алкоголю выступает как возврат к более ранним стадиям развития, к детским сексуальным переживаниям. Влечение к алкоголю выступает как средство защиты собственного «Я» от окружающего мира. Так, согласно одной из концепций, алкоголизм рассматривается как способ бегства от гомосексуальных импульсов, запретных мыслей и чувства вины, связанных с мастурбацией. Особая роль в формировании алкоголизма отводится нарушенным отношениям с родителями, и, прежде всего отвержение матери ребенка. Как считает Е. Беглер, субъект подсознательно идентифицирует себя с отвергающей и холодной матерью, отравляя себя алкоголем, субъект символически убивает мать, здесь алкоголизм выступает как отражение псевдомазохистических склонностей. Страх больного перед возможной расплатой или потерей удерживает от прямой конфронтации с матерью, поэтому враждебная зависимость от матери преследует больного алкоголизмом всю жизнь. К. Менингер назвал такое саморазрушительное поведение хроническим суицидом. Таким образом, влечение к алкоголю-это перенос на самого себя агрессии, которая не может в силу действия культурных табу быть адресована ее действительным виновникам. Алкоголизм как оральная фрустрация потребности в зависимости, возникающая сначала в раннем детстве, а затем в юности, представляет собой защиту от депрессии. В этом случае алкоголь выполняет функцию примирения больного с неизбежностью этих фрустраций. Этот тезис подтверждается тем, что алкоголизму предшествует эмоциональная неадекватность, невротичность. Х. Тьебо характеризуя больных алкоголизмом, полагал, что у них бессознательная потребность в доминировании сочетается с чувством одиночества и изоляции. Тревога, по мнению Зимберга, возникающая в результате фрустрации потребности в зависимости, подавляется алкоголем, который действует, как фармакологическое вещество способное индуцировать ощущение собственной силы, всемогущества, неуязвимости. Но поскольку эффект алкоголя временный, то уже в структуре абстинентного синдрома, т.е. в состоянии возникающего в результате прекращения действия алкоголя при внезапном перерыве его применения, появляется чувство вины и отчаяния. Чувство неполноценности возрастает, и конфликт продолжается по порочному кругу. Итак, главный смысл злоупотребления алкоголем, по Ш. Зимбергу, состоит в достижении неадекватно усиленного, «грандиозного» образа Я, которое Зимберг обозначил термином реактивная грандиозность. Основными инновации в теории Зимберга является признание реальных социально-психологических отношений в качестве главного источника психологических проблем больного, автор учитывал роль социальнокультурных факторов, и последнее, психологические факторы алкоголизма проявляют себя, если есть генетическая предрасположенность.

    Алкогольное поведение как игру позволяющую манипулировать чувствами и действиями окружающих рассматривает трансактный анализ. Трансакция-это действие, переходящее в ответное действие или состояние другого объекта и как бы рассчитанное на такой трансформированный возврат. Употребление спиртного выступает как случайное удовольствие, дополнительное преимущество, процесс, ведущий к кульминации-похмелью. Удовольствие, получаемое от похмелья,-это способ привлечь внимание к себе и своим переживаниям, завести «преследователя» в тупик и получить от него прощение. Низкая самооценка обуславливает страх перед психологическими интимными отношениями, предполагающими самораскрытие. В целях их избегания возникает и поддерживается потребность сохранять отношения игры. Такие личностные качества как лживость и хитрость больных алкоголизмом не являются изначально присущими им, а выступают как неотъемлемая часть роли, разыгрываемой в рамках той или иной трансакции, истинная причина появления которой в репертуаре поведения больного заключается в патологическом влечении к алкоголю.


    Бихевиоральное направление объясняет алкоголизм как усвоенное поведение, подчиненное закономерностям научения. Особое значение придается напряжению и тревоге, являющихся составными частями стрессовых ситуаций, в которых происходит патологическое научение. С точки зрения бихевиорального направления алкоголь выполняет следующие функции: 1) социальной формы неадекватного поведения; 2) единственно доступной для личности формы привлечь к себе внимание; 3) средства в ситуациях стресса; 4) способа уклониться от участия во многих нежелательных ситуациях.


    Согласно мотивационно-потребностным теориям алкоголизма мотив сдвигается на цель, т.е. вспомогательное действие теперь занимает ведущее место в иерархии мотивах. Но для того, чтобы алкогольная мотивация обрела черты патологического влечения, лежащие в основе обращения к алкоголю, должны непременно иметь высокую субъективную, чаще всего аффективную значимость. По мнению Б. С. Братусь алкогольная потребность формируется на основе иллюзорного удовлетворения иных, нормальных, потребностей человека, т.е. путем замещения, характерного для патологических влечений. Основными психологическими причинами, как считает автор, являются: 1) возможность удовлетворения желаний и разрешения конфликтов, которые дает состояние опьянения для длительно пьющего человека, научившегося опредмечивать в этом состоянии самые разные актуальные потребности; 2) психолого-социальные условия. Социальные преграды утрачивают для больного свое значение, личность целиком подчиняется патологической мотивации, и поведение ее становится достаточно стереотипным. За этими изменениями всегда скрывается индивидуальные особенности опредмечивания с помощью алкоголя и ритуалов его потребления нереализованных потребностей человека. Изменение личности идет путем изменения потребности мотивов, разрушения преморбидных установок, сужения круга интересов.


    На основании факторного анализа массива данных американские ученые выделили восемь подгрупп больных алкоголизмом каждая из которых имеет свои, не повторяющиеся в других подгруппах группах свойства. Классификация строится на основе выделения ведущих мотивов и способов удовлетворения потребностей, которые определяют содержательную сторону влечения к алкоголю. С этих позиций обращение к алкоголю может быть дифференцированно следующим образом:


    1) Алкоголь-средство редукции напряжения. Это наиболее элементарная форма использования алкоголя с целью удовлетворения в релаксации.


    2) Алкоголь-средство изменения эмоционального состояния, т. к. этанол действует как психофармакологическое средство, через систему биохимических процессов, в первую очередь на эмоциональную сферу человека.


    3) Алкоголь-средство получения удовольствия. Здесь основу составляет выраженная гедонистическая мотивация, а так же поиск острых и необычных ощущений, что свойственно для формирования алкоголизма в раннем возрасте. Эту группу можно описать как состоящую, в основном, из представителей гипертимного и неустойчивого типа акцентуации характера.


    4) Алкоголь-средство повышения самооценки и самоуважения, достижения самоутверждения. Основные черты психологического портрета больных этой группы: робость, неуверенность зависимость, чувствительность, склонность к формированию чувства вины, сочетающееся с гиперкомпенсаторной тенденцией самоутвердиться за счет высокомерия и бравады в поведений.


    5) Алкоголь-средство компенсации. При этом подразумевается использование этанола для замещения каких-то, недостающих человеку форм и способов удовлетворения потребностей, и коррекции дизгармонической структуры характера, личности в целом.


    Алкоголь-средство общения и коммуникации. В основе этого типа мотивации лежат неудовлетворенные потребности в общении, в выходе из одиночества. Эти больные обычно чрезвычайно замкнутые, тревожные, конформные, зависимые, чувствующие себя в обществе неуверенно.


    Алкоголь-результат научения или подражания, средство поддержания приятного ритуала. Психологическую основу этого типа мотивации составляют неуравновешенность личности, высокая внушаемость, некритичность. Особенно часто он наблюдается у подростков.


    Алкоголь-манипуляция, средство межличностной защиты. Основной мотив манипулятивного поведения-сохранитъ присущий больному алкогольный стиль поведения и добиться односторонних преимуществ в межличностных отношениях.


    Каждый из восьми видов мотивации может играть ведущую роль на всем протяжении алкогольной болезни или на каком-то одном ее этапе. Мотивационные типы могут наблюдаться совместно или переходить друг в друга.


    В формировании «алкогольной личности» основное значение имеют следующие факторы: а) преморбидные изменения; б) неспособность человека адаптироваться к требованиям общества и неумение использовать приемлемые формы и способы снятия напряжения; в) отрицательные факторы социальной среды. Структура межличностно-психологических особенностей больных зависит от типа мотивации, предопределяющей со-ответствующий тип алкоголика.


    1.3. Типы личности больных алкоголизмом


    Изменения личности характерные для больных алкоголизмом выражается либо в относительно «гармоничном» внедрении влечения к алкоголю уже дисгармоничную личностную структуру, способствуя временному ослаблению негативных переживаний, внутренних конфликтов и характерологической акцентуированности, или «ломает» эту структуру и формирует совершенно новую личность или новый патологический характер. Исходя из вышесказанного, выделяются три варианта возможных изменений личности и характера.

    В первом варианте доминирующее положение в мотивационной сфере занимает влечение к алкоголю, тогда как личностные характеристики не претерпевают существенных изменений. Выработанный способ алкоголизации способ удовлетворения потребностей переносится с влечением к алкоголю на другие побуждения и человек теряет способность продуктивно решать даже привычные для него проблемы.


    Во втором случае на личность оказывается большее влияние, чем на характер. Формируется патологическая мотивационная система, в которой большая часть индивидуально значимых потребностей удовлетворяется путем обращения к алкоголю, а относительно сохранная система средств достижений целей эффективно обслуживает патологическую личность.


    В третьем варианте нарушения проявляются и в личности, и в характере. Глубокая психическая декомпенсация выражается в том, что субъект не в состоянии определить цель деятельности, которая могла бы реально удовлетворить его потребности, и лишен средств, которыми пользовался ранее. Ведущую роль в деятельности человека играет влечение к алкоголю, поведение характеризуется выраженными нарушениями, неспособностью к опосредованию удовлетворения даже самого влечения к алкоголю. Так как отмечается глубокая социальная дезодаптация проявляющаяся в снижении профессионализма, охлаждении к родным и близким и нарастающем эгоизме больного алкоголизмом, то алкоголизм этого типа называется социопатическим.


    Для характеристики психического дефекта при алкоголизме важную роль играет определение степени выраженности и типа личностных изменений. Информативный материал дают экспериментальные методики: личностный опросник Айзенка, исследование самооценки по Дембо-Рубинштейн, а также изучение присущего этому типу уровня притязаний.


    В. М. Блейхер и И. В. Крук (1986) по патопсихологическим показателям выделяют четыре основных типа личности больных алкоголизмом:


    I — интровертированно-нейротический (неврозоподобный) тип. Этим лицам присуще значительное увеличение показателя по шкале нейротизма, выраженная интровертированность, ситуационно-депрессивная самооценка со склонностью к самообвинению, нестойкость, хрупкость уровня притязаний. Возникновение неврозоподобных проявлений связано как с интоксикацией и ее астенизирующим влиянием, так и с реакцией больного на изменение его социального статуса и присущей ему системы отношений при известной сохранности критичности к своему состоянию;


    II — экстравертированно-нейротический (психопатоподобный) тип характеризуется выраженной экстравертированностью, высоким показателем нейротизма. Здесь также часты неадекватные ситуации, личностные реакции. Личностные изменения более стабильны и носят характер стойких аномальных поведенческих реакций. При этом типе личностных изменений в процессе исследования самооценки обнаруживаются своеобразные проявления механизма психологической защиты, сводящиеся к клише типа «все пьют» и «я не такой уж пьяница». Экстравертированность таких больных необычна, она не только чрезмерна, как об этом пишет Т. К. Чернаенко (1970), но и изменена качественно, носит патологический характер в связи с присущими этим больным изменениями системы потребностей и мотивов;


    III — экстравертированно-анозогнозический тип. Здесь на первый план выступает беспечное отношение к своему настоящему состоянию и будущему (алкогольная анозогнозия). Самооценка становится грубо неадекватной. Особенно выражены механизмы психологической защиты, приобретающие явно патологический характер и заключающиеся в безоговорочной тенденции к самооправданию. «Непьющих я не встречал», «Были ссоры дома, у кого не бывает, но вообще, и на работе, и дома все нормально».


    IV — апатически-интровертированный тип является выражением грубой алкогольной деградации личности и характеризуется аспонтанностью в сочетании с «пустой» интровертированностью, свидетельствующей об утрате социальных контактов, об уходе от реальной действительности, о совершенном отсутствии интереса к происходящему.


    Предлагаемая В. М. Блейхер и И. В. Крук (1986) систематика типов личностных изменений отражает картину алкогольной психической деградации в диике. Выделение этих типов личностных изменений может способствовать определению стадии заболевания, степени и характера психического дефекта.


    Следует особо выделить такие черты алкоголиков, как подозрительность, недоверчивость, повышенная мнительность, необоснованная ревность, готовность к болезненной фиксации ошибочных утверждений. В мотивационной сфере изменяется содержание потребностей и перестраивается иерархия мотивов. Как отмечает В. С. Братусь, алкоголь становится мерилом для оценки успешности действий ради удовлетворения потребности в нем, для того или иного отношения ко все большей части окружающей действительности. Со временем оценка того, что окружает больного, начинает более или менее зависеть от того, помогает или нет данный предмет, действие, человек удовлетворению потребности в алкоголе. Алкоголь становится ведущим мотивом поведения.


    Перестройка системы мотивов сопровождается возрастанием психической зависимости от алкоголя и нарушением структуры деятельности, которая все больше подчиняется необходимости приобретать спиртные напитки. Потребность в алкоголе становится доминирующей в мотивационной сфере. Исчезают дальние мотивы, а поведение регулируется ближними, среди которых основной и смыслообразующий — алкоголь. Развиваются нарушения опосредования потребности в алкоголе, в связи с чем становится необходимой немедленная выпивка. Это толкает алкоголика на получение нужных материальных средств всеми доступными ему способами, в том числе противоправными.


    Необходимо сказать, что изменения личности на поздних этапах алкоголизма, по мнению Ю. М. Антоняна, носят отпечаток конституциональных особенностей, хотя и в меньшей степени, чем на ранних. В частности, психопатоподобный вариант алкогольной деградации чаще развивается у лиц, имевших в преморбидном периоде возбудимые и истерические особенности, вариант с эйфорической установкой — у синтонных (общительных, коммуникабельных) личностей, а вариант с преобладанием аспонтанности (случайности, импульсивности) — у неустойчивых, астенических и шизоидных личностей.


    Барнес обобщил многочисленные исследования личности алкоголика и сгруппировал их следующим образом: 1) нарушения сексуальной идентификации; 2) негативная самоконцепция; 3) психопатические черты; 4) враждебность; 5) незрелость в целом; 6) импульсивность; 7) низкая толерантность к фрустрациям; 8) преимущественная ориентация на настоящее время; 9) повышенная чувствительность; 10) ипохондричность (сенсорная); 11) страх смерти; 12) пассивность; 13) зависимость; 14) недифференцированность ощущений; 15) тревожность; 16) склонность к депрессиям; 17) истероидностъ; 18) ипохондричность.


    Таким образом, основные характеристиками больного алкоголизмом являются: слабый уровень развития внутреннего самоконтроля, чувствительность к любой внутренней и внешней стимуляции, низкие адаптационные способности, перемены настроения в течении дня без видимых причин, неадекватная самооценка, завышенный уровень притязаний, неумение перестроить свою деятельность в соответствии с изменившимися обстоятельствами, согласовать притязания с возможностями.


    1.4.Алкогольная деградация личности


    Одной из главных черт алкоголика авторы называют моральную деградацию. В ходе своих действий по удовлетворению потребности в алкоголе больной решает жизненную задачу, переступить или не переступить свои моральные нормы. Постепенно эти поступки перестают быть случайными. Они становятся неизбежным, закономерным следствием логики развития жизни этих пациентов.

    Алкогольная деградация, развивающаяся на отдаленных этапах алкоголизма, включает в себя аффективные расстройства, психопатоподобные симптомы, этическое снижение, утрату критического отношения к злоупотреблению алкоголем и своему состоянию в целом, стойкие изменения памяти и интеллекта.


    Аффективные расстройства при развитии алкогольной деградации становятся неотъемлемым свойством личности больных, отличаются чрезвычайной стойкостью, обнаруживаются не только в связи с алкогольными эксцессами, но и при длительном воздержании от алкоголя. Аффективные нарушения проявляются особой эмоциональной лабильностью, неустойчивостью настроения, подверженностью ситуационным влияниям, обидчивостью, пессимизмом с экспрессивным выражением своих чувств. Эмоциональная неустойчивость всегда сочетается с возбудимостью, поэтому аффективные вспышки сопровождаются бурными проявлениями раздражения и гнева. В большинстве случаев аффективные колебания поверхностны.


    У небольшой части больных аффективные нарушения выражены отчетливее. На отдаленных этапах алкоголизма развиваются клинически очерченные расстройства, выходящие за рамки абстинентных состояний, которые можно квалифицировать как алкогольное слабодушие, алкогольные дисфории или даже кратковременные депрессии с эндогенными компонентами. В пролонгированной психотравмирующей ситуации депрессивные нарушения возникают значительно раньше и занимают особо важное место в клинической картине алкоголизма. Обычно выравнивается при уменьшении психотравмирующей ситуации. Из-за эмоционального огрубения и снижения критики нет глубокого переживания неприятных событий, не появляется истинного чувства вины, понимания своих поступков. У больных отмечается (несмотря на изменения настроения) эйфорическая установка — наклонность к эйфории, беспечности, недооценке жизненных трудностей, плоскому юмору. Эти особенности настолько свойственны многим больным алкоголизмом на отдаленных этапах, что обычно выделяют тип алкогольной деградации с эйфорической установкой.


    Психопатоподобные симптомы в структуре алкогольной деградации на данном этапе уже не укладываются в какой-либо из вариантов, поэтому часто выделяют недифференцированный психопатоподобные вариант алкогольной деградации. Для этих состояний характерны мозаичность, полиморфизм проявлений. Поведенчески это выражается в неадекватности, непредсказуемости поступков больных. Одна и та же ситуация может то вызывать бурную реакцию, то оставлять больных совершенно спокойными. Несмотря на полиморфность картины, чаще всего отмечаются эксплозивные, эпилептоидные, истерические психопатоподобные проявления. В наиболее грубой форме, с бурными аффективными и двигательными разрядами, эти расстройства могут возникать в состоянии опьянения. После больших периодов трезвости (например, в ремиссии) психопатоподобные симптомы смягчаются, но не исчезают.


    Этическое снижение тесно связано с указанными выше аффективными и психопатоподобными симптомами, поэтому некоторые стороны поведения больных алкоголизмом пытаются объяснить не моральными изъянами, а эмоциональными изменениями. В частности, быстрые переходы больных от грубого тона к заискивающему связывают не с исчезновением моральных принципов, а с огрубением и лабильностью эмоций. Готовность больных ко лжи или заведомо невыполнимым обещаниям объясняют эйфорической установкой. Тем не менее, при описании алкогольной деградации используют моральные категории. Этическое снижение по-разному проявляется в поведении больного алкоголизмом в кругу родственников, партнеров по выпивкам, среди товарищей по работе, медицинских работников и просто нейтральных лиц. Обращают на себя внимание особая грубость, неспособность сдерживать эмоции в домашней обстановке, стремление унизить и оскорбить близких, вплоть до прямой агрессии или изощренного мучительства. Однако больные могут быстро перестраиваться (особенно при необходимости что-то получить от близких) и любыми путями добиваться прощения, даже если им приходится унижаться, лгать, демонстрировать крайнее раскаяние.


    В кругу партнеров по выпивкам такие больные беззаботны, бахвалятся сексуальными связями, способностью выпить много спиртного. Типично стремление приукрасить положение вещей, лживость. Часто наблюдаются цинизм, алкогольный юмор: плоские однообразные шутки на серьезные темы. В другое время больные могут докучать окружающим сентиментальными излияниями, назойливой откровенностью. Эти лица в кругу партнеров по выпивке склонны к взаимному восхвалению, подчеркиванию бескорыстности, преданности друг другу; в то же время в неприязненном тоне обсуждаются общие знакомые, особенно игнорирующие их компанию. На производстве больных отличают недостаточное чувство долга, поверхностность, стремление при случае уклоняться от обязанностей, но получать материальные выгоды от производства, даже если это противоречит существующим нормам. Иногда преобладает формальное отношение к делу, иногда — попытки замаскировать свою бездеятельность демагогией, «круговой порукой».


    Подчеркивая узко корыстные интересы таких лиц, еще в 1920 г. известный психиатр Е. Блейлер отмечал, что среди больных алкоголизмом очень много типичных филистеров. В достаточно тяжелых случаях он считал таких лиц настолько социально индифферентными, что у них «нельзя возбудить ни гордость, ни самолюбие, ни чувство достоинства».


    Утрата критического отношения к злоупотреблению алкоголем и своему состоянию в целом служит очень важным феноменом для разработки методов лечения больных алкоголизмом, в первую очередь, психотерапевтических. Эти нарушения выделяются при описании динамики психического состояния больных в процессе психотерапии. Ряд авторов пытаются объяснить некритичность больных к заболеванию психологической защитой. Полное понимание больным своего заболевания и его последствий слишком «эмоционально насыщено». Больной вольно или невольно преуменьшает значение этого факта и создает систему «алкогольных алиби». Концепция психологической защиты позволяет объяснить снижение критики к заболеванию не только простой ложью или нарушением понимания событий из-за органического снижения, но и воздействием промежуточных функциональных механизмов.


    Главным элементом утраты критики при алкоголизме является неспособность больных оценить тяжесть злоупотребления алкоголем. В беседе с врачом отсутствие критики не обязательно имеет вид активного несогласия. Иногда (особенно, если больные поступили на лечение повторно) они внешне охотно признаются в пьянстве, но в душе остаются при своем мнении. Утрату критики можно определить обычно не в прямой беседе, а в иной обстановке, например, на сеансах групповой «недирективной» психотерапии. Отрицая у себя алкоголизм, больные прибегают к определенной шаблонной аргументации. Как подчеркнул Е. Блейлер, она используется всеми пациентами одинаково, независимо от их образования и культуры. Сравнивая свое состояние с состоянием других больных, больной не находит у себя тех тяжелых проявлений алкоголизма, которые есть у других, либо объясняет свои выпивки особыми обстоятельствами: «нельзя было не выпить». Снижение критики редко становится тотальным; обычно к каким-то обсуждаемым вопросам больные более критичны, а к другим — менее. В частности, больные достаточно хорошо осознают ущерб, наносимый алкоголем их физическому и психическому здоровью или материальному благосостоянию. Однако они гораздо хуже понимают отрицательные последствия выпивок для семьи или продвижения по работе.


    Ответственность за семейные и служебные неприятности больные перекладывают с себя на окружающих или объясняют их случайными обстоятельствами. Еще великий отечественный психиатр С. С. Корсаков отметил, что «алкоголик винит всех: жену, детей, службу, но только не самого себя». Хотя некритичность к злоупотреблению алкоголем и накладывает определенный отпечаток на понимание больными всего происходящего, общее резкое снижение критики при непсихотических вариантах алкоголизма наблюдается редко. Снижение критики тесно связано с интеллектуально-мнестическим снижением, которое на отдаленных этапах алкоголизма может принимать клинически очерченные формы, хотя обычно, и не достигает степени слабоумия. В качестве наиболее ранних признаков интеллектуально-нестического снижения отмечаются неспособность осваивать новое и шаблонность в профессиональной деятельности.


    В быту обращают на себя внимание утрата всех интересов, исключая утилитарные, появление косности в привычках; сужается круг представлений, мышление становится рутинным. В более тяжелых случаях больные не могут отделять главное от второстепенного, обстоятельны. Характерны резкая истощаемость и неспособность к концентрации внимания. У некоторых больных общая вялость и пассивность выражены настолько значительно, что изменения личности у них относят к аспонтанному или апатическому типу алкогольной деградации. Утрачивается способность понимать тонкий смысл складывающихся ситуаций. Оценка больными своего состояния, положения, перспектив все более расходится с действительным положением вещей. Из-за этого их поведение становится все более бестактным, вызывающим недоумение и насмешки. Снижение памяти подчиняется общим закономерностям: в первую очередь страдает память на вновь приобретаемые сведения. Тем не менее при «чистом» алкоголизме интеллектуально-мнестическое снижение не становится настолько выраженным, чтобы помешать больным выполнять простую работу или, тем более, обслуживать себя в быту.


    Социальное снижение больных алкоголизмом очень тесно связано с алкогольной деградацией и иногда рассматривается как ее составной элемент. Касаясь диагностического значения изменений личности при алкоголизме, необходимо отметить, что они играют важную роль при клинической оценке заболевания на средних и отдаленных этапах. В частности, наиболее тяжелая форма изменения личности — алкогольная деградация — служит неоспоримым признаком перехода заболевания в III стадию. Особенно важно учитывать изменения личности при подборе наиболее рациональной тактики психотерапии и социальной реабилитации, больных алкоголизмом, что позволяет индивидуализировать лечебные мероприятия и заметно повышает их эффективность.


    Изменения личности при алкоголизме нельзя клинически охарактеризовать без учета терапевтического патоморфоза, изученного рядом авторов. Оказалось, что алкогольные изменения личности более динамичны, чем это предполагали. Чем больше то или иное проявление связано с социальными, психореактивными факторами, тем больше оно подвергается обратной динамике. В частности, в течение длительных ремиссий весьма обратимы морально-этические дефекты и эйфорическая установка. Более устойчивы психопатоподобные симптомы, которые заметно уменьшаются в ремиссиях, за исключением тех случаев, когда личностные отклонения соответствуют конституциональному фону. Еще менее обратимы интеллектуально-мнестические изъяны, но и они, как показывают исследования, могут частично сглаживаться. В длительных ремиссиях часто наблюдается полное социальное восстановление статуса больных, как в семейной, так и в профессиональной сфере. Исходя из изложенных выше соображений по клинической оценке изменений личности при алкоголизме, можно предложить следующую клиническую классификацию.


    Заострение личности. На начальных и, как правило, средних этапах алкоголизма изменения личности ограничиваются заострением изначальных личностных особенностей. Ниже приведены наиболее распространенные типы заострения личности.


    — Синтонный тип. Преобладает несколько повышенное настроение с оптимизмом, жизнерадостностью, довольством окружающими и самим собой. Больные общительны, в отношениях с окружающими грубоваты, в знакомствах неразборчивы. Легко говорят о себе, излишне откровенны после непродолжительного общения.


    — Неустойчивый тип. Главной особенностью является подверженность внешним влияниям, зависимость от окружающих. Характерны нестойкость интересов и целей, стремление уклониться от любых трудностей, неспособность к активному систематическому труду, жажда развлечений и в силу этого стремление к асоциальным группам.


    — Астенический тип. Раздражительная слабость, типичная для астении вообще, проявляется преобладанием возбудимости над истощаемостью. После вспышек раздражения быстро наступает успокоение, часто с чувством сожаления о происшедшем. Больные ранимы, впечатлительны.


    Эксплозивный тип. Наиболее часто возникают аффекты неприязни, придирок, недовольства, обиды, раздражения, сменяющиеся при дальнейшем усилении аффектами злобы, гнева, а в ряде случаев и агрессивными поступками. При вязкости аффекта больные напоминают эпилептоидных психопатических личностей.


    — Прочие типы. В отдельных случаях заострение личности можно квалифицировать как дистимическое, истерическое, шизоидное и др. Они встречаются реже, чем упомянутые выше.


    Алкогольная деградация. Наиболее отчетлива на отдаленных этапах алкоголизма. Определяется эмоциональным огрубением, психопатоподобными симптомами, этическим снижением, утратой критики, ухудшением памяти и интеллекта. Различные привходящие моменты накладывают отпечаток на основные симптомы деградации, что позволяет выделить несколько ее типов.


    — Алкогольная деградация с псцхопатоподобными симптомами. Психопатоподобные расстройства не удается соотнести с конкретным типом психопатии, что позволяет говорить об их мозаичности. Из психопатоподобные нарушений наиболее часто наблюдаются возбудимость, истерические реакции, депрессивные эпизоды.


    — Алкогольная де градация с хронической эйфорией. Преобладает беспечное, благодушное настроение с резким снижением критики к собственному положению и окружающему. Характерны излишняя откровенность (вплоть до обнаженности) в общении с окружающими, шутливый тон и изобилие шаблонных оборотов речи.


    — Алкогольная деградация с аспонтанностью. Отмечаются вялость, пассивность, снижение побуждений, утрата интересов и инициативы. Больные становятся активными только тогда, когда речь идет о покупке спиртного.


    2. Психологическая защита больных алкоголизмом


    2.1.Отношение к болезни при алкоголизме


    Понятие отношения к болезни, которое понимается как комплекс переживаний и ощущений больного, его интеллектуальных, эмоциональных и поведенческих реакций на болезнь, лечение и взаимодействие с окружающими, у больных алкоголизмом чаще всего связывается с выраженностью алкогольной анозогнозии (отрицанием болезни). Влияние, которое алкогольная анозогнозия оказывает на течение болезни, и те трудности, с которыми приходится сталкиваться во время ее преодоления в процессе противоалкогольного лечения, привели к тому, что большинство авторов рассматривают анозогнозию как основной клинико-психологический феномен, отражающий отношение к болезни при алкоголизме.

    Однако, несмотря на признание клиницистами ведущей роли анозогнозии в формировании отношения к болезни при алкоголизме, в экспериментальных исследованиях с помощью опросника «Тип отношения к болезни» было выявлено, что у этих пациентов анозогнозический тип отношения к болезни не является ведущим. По результатам этих исследований анозогнозический тип представлен наравне с такими типами, как эргопатический и гармоничный, при этом в ряде случаев гармоничный тип отношения к болезни может преобладать над другими.


    Эти результаты подчеркивают неоднозначность и многомерность понятия «анозогнозия», которая только в той или иной степени присуща больным алкоголизмом и не исчерпывает всех возможных содержаний отношения больного к своей болезни, а связана с другими подсистемами отношений личности и занимает в структуре личности определенную роль.


    К этим личностным структурам, непосредственно влияющим на отношение к болезни и по-разному «оформляющих» отношение к ней в целом, в первую очередь относятся преморбидные личностные особенности. М. М. Меерзон выявил 6 вариантов отношения к болезни при алкоголизме в зависимости от выраженности у этих больных разных типов акцентуаций характера:


    1. тревожно-сенситивный,


    2. эргопатический,


    3. апатический,


    4. ипохондрический,


    5. эгоцентрический,


    6. анозогнозический.


    Описываются и другие варианты взаимосвязи анозогнозии и преморбидных черт личности у больных алкоголизмом. При этом исследование анозогнозии как определенной формы отношения к болезни при алкоголизме, разумеется, не ограничивается только изучением ее связей с преморбидными личностными особенностями, поскольку содержательно весьма неопределенной является структура самой «алкогольной» анозогнозии, которая, несмотря на пристальное внимание многих исследователей, до сих пор осталась недостаточно разработанной с клинико-психологических позиций.


    2.2.Механизмы психологической защиты


    В механизмах психологической защиты больных алкоголизмом Ю. Е. Рахальский (1977) выделяет две стороны: «внутренняя» объясняется первичными изменениями критичности, эмоциональности, воли; «внешняя» связана с влиянием группы — компания алкоголиков, с принятой в ней аргументацией, оценочными стереотипами.


    Б. С. Братусь (1974) видит в объяснениях больных алкоголизмом не только проявление защитных личностных механизмов. Основную причину их он усматривает в присущих этим больным изменениях мотивационной сферы. Алкоголь в глазах больного воспринимается уже не только как средство, удовлетворяющее его личные потребности, но и как средство, необходимое для удовлетворения определенных потребностей всех людей. Поэтому к оправданиям больной алкоголизмом прибегает обычно при особых обстоятельствах после эксцессов или в связи с госпитализацией, а в остальном его позиция относительно употребления спиртных напитков носит скорее наступательный характер. Это является проявлением характерных для больных алкоголизмом нарушений иерархии мотивов и потребностей.


    С механизмами патологической психологической защиты, несомненно, связан своеобразный алкогольный юмор — плоский, грубый, циничный. Явления алкогольного юмора, характерной для этих больных бравады обнаруживаются в целенаправленной беседе с ними, но еще легче они выявляются при исследовании самооценки по Дембо-Рубинштейн.


    В юморе алкоголиков часто виден элемент агрессивности, направленной против окружающих. Этому явлению придается большое значение, в частности, при различении благодушия больных алкоголизмом и лиц с органической патологией лобных отделов головного мозга (Б. С. Братусь, 1974). Именно компонент агрессивности, по Б. С. Братусю, придает алкогольному юмору мрачный характер. Высмеиваются близкие, сослуживцы, друзья, нередко перед случайным слушателем беззастенчиво обнажаются интимные моменты семейной жизни больного. Более того, Б. С. Братусь отмечает, что больные алкоголизмом вовсе не обладают развитым чувством юмора. С углублением алкогольной деградации личности они испытывают все большие затруднения, при необходимости понять смысл юмористического рисунка, шутку. Смешным в их глазах становится то, что не представляется смешным здоровому, и высмеивание этого «смешного» носит все более злой характер.


    При исследовании алкогольного психического дефекта большое значение приобретает оценка сохранности у больного критичности. Критичность, которая С. Л. Рубинштейном (1946) рассматривалась как вершинное образование личности, в патопсихологии расценивается как важный критерий оценки психической деятельности (Б. В. Зейгарник, 1962, 1969). По Б. В. Зейгарник (1968), критичность является фактором, свидетельствующим о личностной сохранности больных. Различают (И. И. Кожуховская, 1972) три аспекта критичности: к своим суждениям, действиям и высказываниям; к себе, к оценке своей личности; к своим психопатологическим переживаниям. Признавая взаимосвязанность перечисленных видов критичности, в условиях исследования и при подготовке заключения патопсихолог использует эти категории для уточнения характера преимущественного нарушения критичности.


    В. А. Худиком (1982) было установлено, что в течении заболевания нарушения самооценки выявляются раньше, чем расстройства критичности в познавательной деятельности, еще до сформирования выраженного алкогольного слабоумия. Нарушения критичности — важный объективный критерий алкогольной деградации.


    Неадекватная самооценка и как итог отсутствие критики к своему состоянию связаны с феноменом психологических защитных механизмов при алкоголизме. Выделяют два механизма психологической защиты (Немчин Т. А. Цыцарев С. В.). Первый из них отрицание-неприятие себя и собственной реальной жизни, т.е. больные игнорируют негативные стороны и проблемы собственной жизни, связанные со злоупотреблением алкоголем. Отрицание играет существенную роль в формировании анозгнозии, которая выражается в полном или частичном отрицании больными алкоголизмом самого факта наличия у них этой болезни и связанных с ней нарушений здоровья, психологической деятельности и социального статуса. Второй психологический механизм защиты проекция, при которой существующие психологические проблемы и жизненные трудности проецируются на представителей ближайшего окружения. Поскольку мотивационная сфера больного алкоголизмом претерпевает изменения, то алкоголь воспринимается такими больными как средство не только как средство, удовлетворяющее их личные потребности, но и как средство необходимое для удовлетворения определенных потребностей всех людей.


    2.3.Алкогольная анозогнозия


    Анозогнозия рассматривается по-разному и как проявление психоорганического синдрома, и как проявление алкогольных изменений личности. Рядом авторов анозогнозия рассматривается как система психологической защиты, причем считается, что защитная функция анозогнозии связана, с одной стороны, с биологической зависимостью от алкоголя, а с другой — с необходимостью социально-психологической адаптации и вытекающей отсюда попытки избежать «клейма» больного алкоголизмом. Следует отметить, что в западной литературе, посвященной проблеме алкоголизма, понятие анозогнозия практически не употребляется, наиболее распространен термин «алкогольное отрицание». При этом, несмотря на разницу терминов, и отечественные, и зарубежные авторы сходны в определении содержания этого понятия, которое рассматривается как некритическая: оценка своего состояния, заключающаяся в отрицании как заболевания в целом, так и его отдельных симптомов. Семантическое же сходство терминов «алкогольное отрицание» и «отрицание» как название механизмов защиты свидетельствует о том, что в западной литературе алкогольное отрицание изначально рассматривалось как защитное личностное образование. Рассмотрение алкогольной анозогнозии как проявление своеобразия системы психологической защиты представляется наиболее адекватным и позволяет развести понятия отношение к болезни у больного алкоголизмом и анозогнозии. Действительно, понятие «отношение к болезни», как частное наиболее общей системы отношений личности, по В. Н. Мясищеву является комплексным и предполагает собой наличие как сознательных, так и бессознательных механизмов адаптации к болезни и роли больного, тогда как анозогнозия, возможно, является той ее частью, которая включает в себя преимущественно бессознательные процессы, представленные механизмами психологической защиты.

    Исходя из этого, возникает необходимость подробнее рассмотреть именно действие механизмов психологической защиты в процессе формирования отношения к болезни, так как участие бессознательных процессов в формировании отношения к болезни является наименее изученной проблемой. Ее рассмотрение связано со значительными трудностями, ввиду того, что существует значительное расхождение относительно классификаций механизмов психологической защиты, которое связано как с нечеткостью самих определений механизмов защиты, так и иерархических связей между ними. Однако, следует отметить положения, общие для большинства авторов; защитные механизмы- это бессознательно действующие приемы и способы переработки чувств и мыслей, связанных с интрапсихическим конфликтом в движущих силах поведения, которые обеспечивают регуляцию, направленность этого поведения и редуцируют тревогу и эмоциональное напряжение. В этом участвуют все психические функции, но каждый раз в качестве защитного механизма может выступать одна из них и брать на себя основную часть работы переживания. Это могут быть эмоции (отвращение), восприятие (перцептивная защита), мышление (интеллектуализация), внимание (переключение), а также самые разнообразные виды поведения — от художественного творчества и трудовой деятельности до воровства. К защитным механизмам могут также относиться юмор, сарказм, ирония, юродство.


    источник: http://knowledge.allbest.ru/psychology/2c0b65625b2ad68b4d43a89421206d27_0.html

    Автор: admin - Ноябрь 8th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи Психологическая защита больных алкоголизмом отключены -

    Противоалкогольный — сбор трав (100 грамм)

    Многие интересуются составом монастырского сбора отца Георгия и как его приготовить. И не зря! Состав грамотный и исключительно хороший. Очень полезен при любых злокачественных образованиях и не имеет противопоказаний. В этой статье я вам расскажу, как составить сбор отца Георгия самостоятельно и как его принимать.

    Вообще, сбор отца Георгия намного удобнее приобрести готовый, да и стоит он немного. Однако есть люди, для которых приготовить для себя или близких лекарство самостоятельно, дело принципа. И есть те, кто имеет доступ к травам хорошего качества или сам собирает (из аптечных делать рекомендую, только в самых крайних случаях). Кроме того, монастырский сбор отца Георгия нельзя купить в аптеке, можно только заказать, но на доставку почтой тоже не все могут тратиться. Ну что же, все можно сделать самому и монастырский сбор отца Георгия не исключение.

    В общем, для таких людей и написана эта небольшая статья.

    Адамово яблоко (маклюра) давно прославилось своими лечебными свойствами и понятно, что рецепты из этого растения накопились в народной медицине в большом количестве.

    На самом деле основных рецептов всего несколько. Их мы и рассмотрим одновременно со способами лечения и употребления адамова яблока.

    Лечебные рецепты из маклюры можно поделить на внутренние и наружные. Внутрь адамово яблоко применяется в виде настойки, а наружно в виде масел, мазей и растирок.

    источник: http://sokolushka.ru/magazin/product/protivoalkogolnyy-sbor

    Автор: admin - Ноябрь 7th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи Противоалкогольный — сбор трав (100 грамм) отключены -

    Четыре стадии хронического алкоголизма у женщин

    Женский организм по своей природе является более устойчивым к алкогольной зависимости, чем мужской, но в то же время подвержен стопроцентному и крайне устойчивому привыканию. Уже давно женский алкоголизм считается неизлечимым. Алкоголизм – это не просто пагубная привычка, это серьезное заболевание, чреватое серьезными последствиями для женского организма и психического состояния.

    Выпивают ежедневно в России 45% женщин, а 22% пьют запоями. Это страшная статистика. Но самое сложное состоит в том, что около 80% пьющих женщин не желают этого признавать и начинать лечение. Зачастую помощь приходит с опозданием, так как женский алкоголизм протекает в скрытых формах. Рассмотрим подробно четыре стадии хронического алкоголизма у женщин.

    Пивной алкоголизм

    Именно с употребления пива начинается процесс привыкания женского организма к алкоголю. Продукты брожения, содержащиеся в пиве, превращаются в спирты, которые известны нам как “сивушные масла”. Основной компонент пива – хмель – родственник конопли, запрещенного во всех развитых странах наркотика.

    Употребление пива стимулирует повышение в женском организме эстрогена, приводящее к сильному половому влечению. Последствиями пивного алкоголизма является рак молочной железы и мочеполовой системы.

    Пивной алкоголизм у женщин очень трудно поддается лечению.

    Ведь пациентки категорически отказываются признавать у себя факт алкоголизма. В процессе лечения начинается ломка, сродни наркотической.

    Симптомы женского алкоголизма

    1. Частое употребление напитков, содержащих спирт. Нахождение в состоянии алкогольного опьянения. В это время женщины ведут себя по-разному. У некоторых начинается проявление необоснованной агрессии. Без особых причин они могут устроить скандал или драку. Большая же часть женщин в этом состоянии становится разговорчивой, беспричинно смеется, отличается неточностью движений, “стеклянным” взглядом.
    2. Похмелье, вызывающее сильные головные боли, сопровождающиеся рвотой и расстройством вегетативных функций. В это время у женщины остается единственное желание – выпить.
    3. Неприглядный внешний вид. Женщина практически перестает следить за собой, выполнять гигиенические процедуры. Под глазами образуются мешки, кожа принимает синюшный оттенок. Одежда находится в беспорядке.
    4. Женщину перестают волновать окружающие, в том числе и дети, муж, подруги. Преобладающие черты характера – эгоистичность и агрессивность.

    Стадии заболевания

    Вначале все выглядит невинно. Кружка пива или рюмка водки, задушевная беседа с подругами, вызывающая состояние радости и свободы. Это продромальная стадия алкоголизма. для перехода в первую стадию достаточно всего одного месяца.

    Первая стадия алкоголизма характеризуется ежедневным употреблением спиртосодержащих напитков. Пока понемногу, но с завидной регулярностью. В результате приема алкоголя усиливается депрессия, повышается раздражительность. Женщина постоянно находится в состоянии поиска повода для выпивки. Происходит закрепление рефлекса, связанного с быстрым достижением положительных ощущений. Полностью отсутствует осознание собственной болезни.

    Вторая стадия алкоголизма у женщин отличается существенным повышением тяги к алкоголю. Женщина переходит на более крепкие напитки, происходит развитие сильного абстинентного синдрома. Больная начинает врать своим родным, заметно ухудшается физическое состояние. Начинаются непроходящие головные боли. Женщина на этой стадии алкоголизма плохо питается. Прогрессирует деградация личности.

    Третья стадия алкоголизма уже связана с регулярными запоями. Женщина утрачивает возможность контролировать себя и свое тело. Количество ежедневно употребляемого алкоголя увеличивается. На этой стадии алкоголизма женщина начинает пить, что попадается под руку: коньяк, водку, спирт, одеколон, стеклоочиститель. Те женщины, которые дошли до 3 стадии, становятся практически неизлечимыми.

    Четвертая стадия алкоголизма характеризуется началом алкогольной дерилии, или белой горячки. Организм и психика женщины претерпевают необратимые изменения. Большинство пациенток навсегда поселяются в заведениях для лечения алкоголизма. так как представляют опасность для окружающих людей.

    Хронический алкоголизм наносит непоправимый удар по всему организму. В первую очередь он расправляется с человеческим мозгом. Продукты распада алкоголя губят нервные клетки. У женщины, находящейся уже на второй стадии, утрачивается способность концентрировать внимание, образуются провалы памяти. Ставится под угрозу интеллект. Именно женский алкоголизм наиболее быстро разрушает кору головного мозга. Не меньше страдают почки и печень. Множественные заболевания, развиваясь, приводят к циррозу печени и хронической почечной недостаточности. Уже на первой стадии хронического алкоголизма сердечно-сосудистая система подвергается вредным воздействиям. Начинается развитие артериальной гипертонии. Это чревато инфарктами или инсультами, приводящими к внезапной смерти. Понижается иммунитет, развиваются множественные хронические заболевания.

    Лечение заболевания

    Не нужно верить бытующему мнению, что алкоголизм у женщин неизлечим. Нужно только, не затягивая, обращаться в специализированные лечебные учреждения.

    При 1 степени алкоголизма можно справиться с заболеванием только психотерапевтическими методами. Нужно создать положительную мотивацию. Рекомендовано сменить образ жизни – заняться делом, приносящим радость и удовлетворение. Это может быть спорт, разведение растений, животных, любые виды творчества.

    Лечение алкоголизма 2 степени требует сильной мотивации. Здесь помогут вера, любовь и четкая постановка жизненных целей. При поддержке специалистов и близких женщина сама способна дать себе установку на образ жизни без алкоголя. Назначенные врачом препараты помогут пациентке преодолеть все трудности.

    Лечение алкоголизма 3 степени возможно только в специализированном закрытом медицинском учреждении. Обычно туда пациентки попадают не по своей воле, а в состоянии делирии или глубокого похмелья. Помещение в клинику кроме комплексного лечения дает возможность исключить дальнейшее употребление алкоголя.

    В качестве метода лечения алкоголизма у женщин широко применяется кодирование. Существуют как психотерапевтические методы (Довженко, Шичко), так и медикаментозные (“Торпедо”, “Эспераль”). Некоторые прибегают к гипнотическому методу кодирования. Главное – добровольный приход, в противном случае терапия не достигнет желаемого эффекта.

    Женщины, страдающие алкоголизмом, должны знать, что выход из этого порочного круга существует. Необходимо осознать свое заболевание, и помощь обязательно придет.

    ВНИМАНИЕ! Информация, опубликованная в статье, носит исключительно ознакомительный характер и не является инструкцией к применению. Обязательно проконсультируйтесь с вашим лечащим врачом!

    Копирование материалов сайта возможно без предварительного согласования в случае установки активной индексируемой ссылки на наш сайт.

    Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер и не является рекомендацией к применению. Обязательно проконсультируйтесь с вашим лечащим врачом!

    источник: http://alko03.ru/alkogolizm/priznaki-i-prichiny/stadii-bolezni.html

    Автор: admin - Ноябрь 7th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи Четыре стадии хронического алкоголизма у женщин отключены -

    Частная психиатрическая клиника в Москве. Лечение всех видов психологических рассройств

    Как меняется человечество: пугающая статистика психических нарушений

    450 миллионов человек во всем мире, более 1 миллиона человек в России, около 20% всего населения нашей страны — именно такой предстает современная статистика, когда речь идет о психических нарушениях.

    За последние годы болезни «души» стали встречаться на 13% чаще, превращаясь в глобальный мировой апокалипсис. 3 миллиона самоубийств и 19 миллионов неудачных случаев суицида — все это на фоне резкого психического кризиса, в котором оказалось человечество. Сегодня мы живем, чтобы работать, потреблять, быть лучше и успешнее других, мы — общество без «стоп-крана», готовое на все ради социальных благ, карьерного роста и удовлетворения амбиций. Итог не утешителен — нервозность, депрессия, психозы знакомы каждому пятому жителю планеты, большинство из которых даже не понимает нависшей угрозы. Что делать при психическом дискомфорте, и как вернуть себе радость жизни — один из самых актуальных вопросов современности.

    Профессиональная помощь для вашей души

    Специалисты утверждают, что в этом ежедневном водовороте необходимо найти время для отдыха и раздумий, и обратиться за профессиональной помощью. Психиатрическая помощь и психотерапия перестали быть уделом «сумасшедших». сегодня — это норма, необходимость для всех, кто заботится о своем здоровье. Работа нашей психиатрической клиники доказывает, насколько востребована сегодня помощь специалистов данной области, ведь моральные и этические страхи перед психиатрией уже давно ушли в прошлое. Условия частных психиатрических клиник приближены к домам отдыха и санаториям, здесь человек чувствует себя комфортно, и получает всю необходимую помощь по индивидуальной схеме.

    Депрессии. нарушения сна, «синдром менеджера», эмоциональное перенапряжение, психозы — именно с такими диагнозами чаще всего имеют дело специалисты нашей клиники, ведь поистине 21 век — это время душевной нестабильности и морального истощения. У нас занимаются эффективным лечением и более серьезных заболеваний — шизофрении, мании преследования, раздвоения личности, фобий и патологических страхов, мешающих человеку жить. Тщательная диагностика, проверенные методы психотерапии, использование психиатрических приемов помогает если не излечить полностью, то добиться положительной динамики.

    Работа до эффективного результата — именно это отличает нашу клинику от других.

    Услуги нашей клиники включают в себя:

    • диагностику и лечение всех видов психических расстройств;
    • проведение терапии на дому и в стационаре;
    • срочную психиатрическую помощь;
    • госпитализацию в психиатрический стационар;
    • индивидуальные методы работы с психологом и психотерапевтом;
    • сочетание различных направлений психотерапии и психиатрии.

    Мы помогаем вернуть в вашу семью гармонию, и убедиться, что любое психическое расстройство сегодня не приговор!

    источник: http://psihiatricheskaya-klinika.ru/

    Автор: admin - Ноябрь 7th, 2016 | Категория: Без рубрики | Комментарии к записи Частная психиатрическая клиника в Москве. Лечение всех видов психологических рассройств отключены -

    Все права защищены © 2016 ANTI Алкоголизм |